Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 09:28
  • доллар 61,80
  • евро 68,29

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Дворцовая слобода

940
Поделиться:

Автор сценария — Светлана Мосова

Режиссёр — Александр Щербаносов

В 30-х годах XVIII века между нынешним Владимирским проспектом и улицами Марата и Стремянной образовались поселения кузнецов, поваров, конюхов и пекарей ― то есть мастеровых и служащих Придворного ведомства. И со временем все эти поселения объединило общее название, которое звучало, прямо скажем, по-царски ― Дворцовая слобода.

Сегодня о первых обитателях Дворцовой слободы напоминают лишь названия этих улиц: так, на Стремянной проживали служители Конюшенного двора, в Кузнечном переулке ― кузнецы, ну а повара обитали в Поварском. Название же слободы «Дворцовая» впоследствии вышло из обихода и кануло в Лету.

Сергей Мигицко,народный артист РФ:
«Я и жил, и живу вот в этом районе. Конечно, все эти переулочки и улочки я знаю очень хорошо. Я никогда, честное слово, даже не задумывался, что здесь была слобода…»

Заметим, что названия этих трёх улиц в советское время не менялись, в отличие от главной улицы этого исторического района ― Владимирского проспекта, получившего в 1918-м году имя участника революционного движения Семёна Нахимсона.

Зинаида Федюшина,врач, житель блокадного Ленинграда:
«Почти все наши ребята с проспекта Нахимсона родились на Кузнечном рынке: роддом и рынок находились рядом. И поэтому мы все назывались ― "с Кузнечного рынка"».

Кузнечный рынок, который часто называют Владимирским, был построен в середине 20-х годов прошлого столетия. И рыночная жизнь здесь всегда била ключом. Ну а рядом ― народный рынок, и вполне конкурентоспособный.

Сергей Мигицко,народный артист РФ:
«Я родом из Одессы, а у нас вся жизнь начинается с «Привоза», с базара, поэтому я очень люблю ходить на Кузнечный рынок. Я там делаю закупки, несу их домой. Я знаю людей, которые торгуют, они знают меня. У нас особые отношения, поэтому Кузнечный я тоже очень люблю, уважаю. И с юности я хожу через этот рынок».

Между прочим, пройти с Кузнечного переулка на Колокольную улицу можно через знаменитый проходной двор ― здесь не зарастает народная тропа.

Интересно, что Колокольная улица поначалу именовалась Басманной: «басман» ― так называли когда-то хлеб, выпекаемый для царского стола, причём с печатью. Но есть и другая версия.

Наталия Перевезенцева,писатель:
«Раньше церковные книги украшали очень красивыми металлическими листами с тиснением. Мастера, которые этим занимались, назывались «мастера басманного дела». Потом слово «басман» забылось, как и название «Басманная улица». Теперь улица называется Колокольная, потому что она выходит прямо к собору Владимирской иконы Божьей Матери. Это здание, пожалуй, самое старое из сохранившихся в этой слободе».

Сначала здесь была деревянная церковь, построенная специально для жителей Дворцовой слободы, а затем стали возводить каменную, на деньги прихожан. В советское время храм был закрыт для богослужения. Он был возвращён верующим лишь через 60 лет.

Сергей Мигицко,народный артист РФ:
«Храм очень быстро освободился от жутких оков. И он сейчас гордость не только нашего района, но и всего Питера — Собор Владимирской иконы Божьей Матери. Это чудесный храм. Я являюсь его прихожанином».

От Владимирской церкви и произошли названия Владимирской площади и Владимирского проспекта ― самого короткого проспекта в Петербурге. Однако список проживавших на нём знаменитостей далеко не самый короткий: например, в доме №11 жил Фёдор Достоевский, рядом, в доме №13, ― Николай Чернышевский, а Николай Римский-Корсаков проживал в доме №18.

Надо сказать, что со временем Дворцовая слобода всё больше становилась разночинной ― здесь селились люди разного чина и звания, в том числе и литераторы: судя по всему, жить в этом месте им было и по душе, и по карману. В этом историческом районе проживал и Николай Лесков, и Всеволод Гаршин, и Николай Некрасов ― кстати, здесь же первоначально находилась и редакция журнала «Современник». И у каждого времени был свой образ бывшей Дворцовой слободы.

Зинаида Федюшина,врач, житель блокадного Ленинграда:
«Мой личный Владимирский — другой: это там, где была Керосинка и Похоронка. Рядом с домом № 7 на проспекте Нахимсона было похоронное бюро, а рядом был садик, такой неухоженный, страшненький, он назывался «Похоронка». Туда все бабушки из соседних домов приходили со своими внуками. Ну и я там гуляла со своей бабушкой».

Такое вот «весёленькое» название садика. А «Керосинкой» именовали керосиновую лавку, существовавшую на Владимирском проспекте (тогда Нахимсона) ещё до войны. Стоит отметить, что бывшая Дворцовая слобода представляет собой классическое мироустройство. Издавна так повелось: где храм ― там обязательно появляется рынок и… театр.

Владимирский проспект, 12 — Академический театр имени Ленсовета. Здание, которое занял театр в 1945 году, принадлежало купцам Корсаковым. Впоследствии здесь разместилось Русское купеческое общество, а ещё позже ― игорный дом.

После Октябрьской революции здесь располагался клуб имени Карла Маркса, где, в частности, проходили концерты под жизнеутверждающим названием ― «Вечера живой революционной радости и бодрых настроений».

Наталия Перевезенцева,писатель:
«История театра Ленсовета в наши времена, конечно, связана с Владимировым и Фрейндлих. Кстати, они жили здесь неподалеку. Здесь район не только литературный, но и артистический
Сергей Мигицко,народный артист РФ:
«Я и учился здесь, и мастерская у меня здесь была творческая. Любимое упражнение моего мастера, И. П. Владимирова, — «слушаем улицу». А на улице, на Владимирском проспекте, был такой жуткий грохот! Здесь проходили, мне кажется, 5 или 6 маршрутов трамвая. Эти тяжеловесные трамваи — бу-ду-ду-ду! Наше здание основательное ходило ходуном!..»

Ну а «самое трамвайное место» находилось на Стремянной улице, где было трамвайное кольцо. Между прочим, Стремянную в XVIII веке называли Ведёрной ― по рядом находившемуся питейному заведению, где отпускали водку вёдрами. Надо думать, весёлая была улица.

Сегодня в доме № 8 на Стремянной улице находится Музей-квартира актерской династии Самойловых, прославившейся на сцене Александринского театра. А напротив стоит красавец-дом, мимо которого нельзя пройти, не заглядевшись.

Наталия Перевезенцева,писатель:
«Это великолепное здание в стиле модерн, построенное архитекторами Бубырем и Васильевым. Северный модерн пришел к нам через Финляндию, с той стороны. Это здание немножко похоже на замок, с великолепной совершенно облицовкой, суровой такой, с изображениями всяких елочек, солнышек, птичек — вся флора и фауна нашего севера».

Рядом с этим удивительным домом ― Дмитровский сквер (назван по Дмитровскому переулку, который раньше именовался Хлебным). Дмитровский сквер в народе называют Эльфовским или Эльфийским: когда-то здесь, в доме Алексея Бубыря, находилось кафе «Эльф».

Наталия Перевезенцева,писатель:
«Это кафе наряду с «Сайгоном», «Орбитой», «Римом» и прочими злачными заведениями было местом тусовки — в основном рок-музыкантов: Цой, Гребенщиков. К сожалению, сейчас этого кафе не существует, на его месте — другое. А садик остался. И посередине стоит интересный столб с указатели других мест, где тусовалась наша богема».
Сергей Мигицко,народный артист РФ:
«У нас вся жизнь богемная шла через «Сайгон». Такое впечатление, что они там ночевали все — молодые авторы, поэты, артисты, музыканты, просто люди, какие-то студенты с Моховой, художники. «Митьки» все время находились в «Сайгоне». Варили четверной кофе. Я такого не помню. Ну, двойной кофе — экспрессо, это в порядке вещей, но там можно было заказать четверной!.. Такой крепости кофе, что вот волосы вставали дыбом. Вот для меня «Сайгон» был таким».

Кто-то вспоминает свой любимый магазин на углу Владимирского и Невского, принадлежавший до революции потомственному почётному гражданину Петербурга купцу Василию Соловьёву. И даже в ленинградское время жители продолжали называть этот магазин Соловьёвским.

Зинаида Федюшина,врач, житель блокадного Ленинграда:
«Красивейший магазин. Насколько я помню, он немногим уступал Елисеевскому. Все продукты там можно было купить. Вот каким был наш Соловьёвский магазин».

На Колокольной улице нельзя не заметить здание необыкновенной красоты — доходный дом выдающегося архитектора Николая Никонова, построенный в русском стиле. Никоновым было возведено множество великолепных храмов ― в частности, и Свято-Троицкая церковь, что была на углу Стремянной и улицы Марата.

Наталия Перевезенцева,писатель:
«Свято-Троицкую церковь взорвали в 1966 во времена хрущевского борения с религией. На ее месте построили знаменитые «Невские бани». Поскольку они были построены на углу Марата и Стремянной, а мы знаем из истории, что Марат был заколот Шарлоттой Корде в ванной, старики называли это место ″Бани имени Шарлотты Корде″».
Сергей Мигицко,народный артист РФ:
«Здесь, у нас в театре, в то время когда существовали «Невские бани», были любители попариться, и мы шли... Михаил Сергеевич Боярский обычно возглавлял эту компанию. Мы меньше трех-четырех часов там не проводили. Мы в баню не забегали, а приходили попариться, отдохнуть, еще раз попариться, поговорить. Баня всегда должна идти, мне кажется, рядом с человеком».

Тема бани обычно плавно переходит, особенно у мужской части населения, в тему пива. И тут был, кстати, знаменитый пивбар на Владимирском проспекте, названный в советское время в честь самого главного пива ― «Жигули».

Сергей Мигицко,народный артист РФ:
«Пивбар находился через здание от нашего театра. Конечно, это было любимое занятие артистов, кто был на ходу, забежать в пивбар «Жигули» и выпить одну, а иногда и не одну кружку пива. Пивбар «Жигули» — это было особое место. И мы тоже заходили и оставались, засиживались допоздна».

А вот границей Дворцовой слободы была улица Марата, которая имела множество названий ― и Грязнáя, и Преображенская, и Николаевская… Каждое здание здесь ― история: например, в доме на углу Марата и Кузнечного переулка жила сестра Пушкина, Ольга, и воспетая поэтом няня, Арина Родионовна. Сегодня в этом здании находится редакция самой первой газеты ― «Санкт-Петербургские ведомости»; инициатором создания её и даже реактором первых номеров был сам Пётр.

Рядом ― Государственный инженерно-экономический университет, ранее он назывался институтом, причём имени Пальмиро Тольятти. Итальянский коммунист, правда, имел такое же отношение к этому учебному заведению, как и французский революционер Жан Поль Марат к улице, названной в его честь, но таковы парадоксы нашей топонимики.

А напротив находится известный Музей Арктики и Антарктики. Здание перестроено ― когда-то оно возводилось как Никольская единоверческая церковь.

Время, конечно, меняет бывшую Дворцовую слободу ― не меняется лишь любовь к ней.

Зинаида Федюшина,врач, житель блокадного Ленинграда:
«Люблю это место, как не любить. Это моя родина. Я люблю и вспоминаю всегда. Я прихожу на Владимирский проспект, здесь у меня всё. Всё!»
Сергей Мигицко,народный артист РФ:
«Любите этот уголок Петербурга так же, как люблю его я! Я его люблю, я признаюсь в этом без всякого стеснения и страха, потому что моя любовь, я надеюсь, не односторонняя. И конечно, мы все должны понимать, что живем в чудесном городе. И надо свой город держать чистым, аккуратным, ухоженным, чтобы в нем витала наша любовь».

И она витает ― вместе с Мельпоменой, Талией, Уранией и другими музами. И бог торговли Гермес тоже не покидает это место. И над всеми властвует Клио ― муза истории, которая оберегает нас от беспамятства.

Реклама

Обсуждение