Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 03:43
  • +13°
  • доллар 59,41
  • евро 69,64

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Степень защиты, 10 мая

438
Поделиться:

Сразу после окончания войны перед правоохранительными органами поставили задачу — ликвидировать преступные элементы. Как это делали в Ленинграде и кого тут пришлось ловить милиции, рассказывают корреспонденты и ведующая программы «Степень защиты».

ЕЛЕНА БОЛДЫШЕВА, ведущая: 
«Дежурная часть отдела милиции в первые послевоенные годы. Точная копия той, что была в фильме «Место встречи изменить нельзя». В Ленинграде все выглядело примерно так же. Печатная машинка, телефон. Компьютер у каждого сотрудника был свой. В голове. После войны - разгул бандитизма. Работы было много. Вот такой звонок был нужен, на случай, если сотрудник задремал от усталости, а какой-нибудь злоумышленник решил этим воспользоваться». 

Многие ленинградские милиционеры в послевоенные годы дома не бывали совсем. Иногда этого самого дома у них просто не было. 

ФЕДОР ИВАНОВ, подполковник милиции в отставке:
«Проживал в кабинете. Мне даже койки нигде не предложено было. Я жил практически в кабинете. Только через год меня вызвали в хозяйственный отдел и дали ордер на 11-метровую комнату. Я был в восторге». 

Федор Иванов. Ветеран войны. Служил в разведке. Дошел до Берлина. В милицию пришел в декабре 1945 года. Распределили в «убойный» отдел. «Убойный» отдел ленинградской милиции располагался вот здесь. На Дворцовой площади дом шесть. Отсюда выезжали на задержания. 

МСТИСЛАВ СТАВНИЧИЙ, корреспондент:
«Вот такие машины были в то время. Легендарный ЗИС-8. С легкой руки киношников получивший прозвище «Фердинанд». Кроме водителя вмещалось около двадцати мест. Решеток внутри не было. Операм приходилось ездить вместе с преступниками. Дверь открывалась только изнутри». 

Целью бандитов очень часто становились места, где есть продукты. Магазины, столовые, склады. 

ФЕДОР ИВАНОВ, подполковник милиции в отставке:
«В основном нападали на магазины. Тогда еще до 1947 года была карточная система. Были задержки с продуктами. Вернее, нужда». 
РОСТИСЛАВ ЛЮБВИН, сотрудник экспозиции культурного центра ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленобласти:
«Многие же предприятия имели свои ОРСы - отделы рабочего снабжения. Людям этой категории очень завидовали. Потому что у них был доступ к продуктам питания. Путем всяких махинаций создавались усушки, утруски. Эти продукты уходили на рынок». 
МСТИСЛАВ СТАВНИЧИЙ, корреспондент:
«Товары продавали на рынках и барахолках. Один из самых больших находился здесь, неподалеку от Лиговского проспекта. Сейчас здесь автобусный парк. Лиговка после войны, как и после революции была излюбленном местом преступников разных мастей». 
ФЕДОР ИВАНОВ, подполковник милиции в отставке:
«Притоны там кругом. Дома такие невзрачные. Там обитал преступный элемент. Там были наперсточники, там были игральные карты. В три листика. И прочее, и прочее. В общем, жулье там сплошное было». 

В ближайших от рынка дворах Лиговки собирались воры. Среди жулья, конечно, были и «фармазоны». Так называли мошенников, которые промышляли сбытом поддельных драгоценностей. 

- Дамочка, купи колечко красивое. Настоящее. 
- Да не похожи что-то твое колечко на настоящее. Где взял-то?
- Да по наследству досталось, мамой клянусь. Бери.
-  А сколько хочешь?
- Ну, соточку для тебя. 

Самой крупной аферой в послевоенном Ленинграде, которую провернули фармазоны, считают продажу «стекляшек» под бриллианты на 128 тысяч рублей. Жертвами становились и люди, которые собрали капиталы на спекуляции продуктами. А такие были не редкость. Наживались на людях и спекулянты. 

ФЕДОР ИВАНОВ, подполковник милиции в отставке:
«Вы приходите, сдаете в ломбард кольцо золотое. Работы Фаберже. Вам его оценивают в двести рублей. Дядя Вася идет в другой скупочный пункт, где сидит сообщник. А тот ему платит уже не двести, а восемьсот рублей. А тогда за это дело давали по двадцать пять лет. Как минимум. А то могли и поставить к стенке». 

В преступную летопись вошло и дело спекулянта Кождана. Его вел знаменитый сыщик Борис Иванович Бичурин. Карьеру спекулянт Кождан начал после прорыва блокады. 

РОСТИСЛАВ ЛЮБВИН, сотрудник экспозиции культурного центра ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленобласти:
«Некто Кождан работал в мостопоезде, база которого находилась в Ташкенте. Он вез в Ленинград рис, консервы, и здесь все это по стаканам продавалось на Мальцевском, Некрасовском рынке. Рис был очень высокого качества. Чистый. Белый. До войны такой поставляли только в гостиницы «Интурист». Следователи выяснили, что рис ханский. Из Афганистана. Такой по карточкам не продавали. Сыщики быстро узнали, кто из ленинградцев ездит в Ташкент». 

По делу проходило восемь человек. В январе 1945-го пришли к Кождану. 

Елена Болдышева, корреспондент:
«Обыск проводили три дня. В квартире Кождана, а жил он здесь, с видом на Фонтанку на улице Итальянской, тогда Ракова. Сыщики обнаружили груды золота, фарфор, хрусталь и деньги. У него и его подельников в сумме у всех подельников изъяли больше четырех миллионов рублей». 

В экономике есть понятие «индекс Биг Мака». Его изобрели для сравнения уровня жизни в разных странах, экономисты считают: сколько гамбургеров может человек купить на свою зарплату гамбургеров. Но в послевоенном Ленинграде их не было. Чтобы понять, много это или мало - четыре миллиона, которые изъяли у Кождана и подельников, используем «индекс картошки». Рабочий получал в среднем 350 рублей в месяц. На зарплату он мог купить 50 килограммов картошки. Сегодня рабочий в Петербурге может купить может купить целую тонну на свою зарплату. 

Объектом интереса воров становились квартиры спекулянтов. Приходили туда в основном по наводке. В роли осведомителей часто выступали красивые женщины. 

- Ну как, фраер?

- Передай, завтра в двадцать часов никого не будет. 

Украденное продавали на барахолках. Оттуда сотрудники милиции забирали своих «клиентов». Доставляли в отдел и сличали вещи. Со списками похищенного. В 1947 году уголовный розыск реформировали. Создали управление уголовного розыска. Оно стало частью управления милиции в Ленинграде. 

ФЕДОР ИВАНОВ, подполковник милиции в отставке:
«Были на учете десятки притонов, где укрывались преступный элемент. В коммунальных квартирах были. Ночью перед рассветом мы врывались в эти квартиры, всех, кто там был брали и привозили на Дворцовую». 

Задачами «УгРо» тогда были борьба с ОПГ, то есть с бандами, розыск преступников, контроль за районными подразделениями, профилактика правонарушений среди несовершеннолетних. В Ленинграде, кстати, была и своя «Черная кошка». Кстати, промышляли в двух шагах от Лиговки. 

МСТИСЛАВ СТАВНИЧИЙ, корреспондент:
«Создали «Черную кошку» подростки. Толчком стала драка между мальчишками с улицы Марата и Пушкинской. Историки говорят, что причиной столкновения стали девушки». 
РОСТИСЛАВ ЛЮБВИН, сотрудник экспозиции культурного центра ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленобласти:
«Пацаны приехали, написали клятву кодлы «Черная кошка». Что интересно, без единой грамматической ошибки. Был атаман Витька Попов, комиссар Гришка Лимон, и еще один мальчишка начальник оперчасти у них был». 
МСТИСЛАВ СТАВНИЧИЙ, корреспондент:
«Первая добыча - украденные у соседки 50 рублей. На них всей бандой сходили в кино. Но очень скоро у мальчишек появился учитель. Бывший заключенный. По его наводке похитили 17,5 тысяч рублей». 

Поймали быстро. Дело вел Виктор Бычков. Посадили троих. Тех, кто ставил подпись под клятвой. Остальных отдали родителям. 

Важной задачей милиции было разоружение послевоенного Ленинграда. За три месяца 1946 года у бандитов изъяли четыре автомата, три винтовки, 129 револьверов, пять ручных гранат. Каждый месяц ликвидировали банды, которые грабили и людей, и магазины. Были тогда и грабители-одиночки. Федор Иванов хорошо помнит дело Тюрина. 

ФЕДОР ИВАНОВ, подполковник милиции в отставке:
«Приводил с рынка людей, которые пытались поменять насильные вещи на продукты, а он предлагал картофель. Приглашал в Невский район в подсобное хозяйство. Люди пропадали. А трупов не было». 

Трупы Тюрин прятал в карьере. На убийцу вывел сосед одного из пропавших людей. 

ФЕДОР ИВАНОВ, подполковник милиции в отставке:
«Пришли мы в это подсобное хозяйство, там обнаружили следы крови и так далее. Свидетели показали, что он увозил очень большой багаж с собой». 

Жертвами Тюрина стали 29 человек. Поймали его в Рязани.

ЕЛЕНА БОЛДЫШЕВА, ведущая:
«В 1945 году раскрываемость преступлений в Ленинграде чуть превышала 70 процентов. В 1955 году находили уже девяносто четыре процента нарушителей уголовного кодекса. И это несмотря на амнистию, разгул послевоенного бандитизма, низкий уровень жизни. За десять лет советские милиционеры улучшили показатели раскрываемости почти на треть».  

Обсуждение