Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 15:59
  • +16°
  • доллар 57,51
  • евро 68,02

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Искусство или провокация?

858
1
Поделиться:

В Петербурге не утихают споры об уместности выставки Фабра в Эрмитаже, в Москве активист облил мочой фотографии Джока Стерджеса. Можно ли привить публике вкус к современному искусству? Как оградить музеи от агрессивных нападок активистов? Где грань между современным искусство и пошлостью? Эти и другие вопросы ведущая программы "Проект 2015" Светлана Болмотова задаст гостям студии.

Гости студии

Обсуждение

Искусство - это особая форма общественного сознания. Современное искусство требует разъяснения в дискурсе. Нельзя вменить всем нравственную норму. Это процедура, технология установления нравственной нормы. К ней позволяет прийти дискуссия. Самостоятельно решать, что показывать общественности, а что нет - это вчерашний день управленческой практики. Современная мода управления - это сначала обсуждать, а потом решать. Если нет обсуждения, начинает возмущаться общественное спокойствие. Дело может дойти и до экстремизма. Чтобы общественное спокойствие не возмущать, нужно придерживаться нравственного правила: перед совершением социального действия оценивать его с нравственной позиции: не причинять вреда себе, другим и среде обитания. Также важно учитывать обратную социальную связь - оценку общества и экспертного сообщества, чтобы вносить коррекцию с собственное поведение и не утратить репутацию. Репутация - феномен общественного сознания, нематериальный актив капитала. Утрата репутации приведет и экономическим потерям. Репутация поддерживается, если общество дает положительные оценки, показывает, что не чувствует вреда от оцениваемого социального действия. Если же общество дает негативные оценки, возникает стена негативного гражданского согласия, которую потом трудно преодолеть и репутацию не восстановить. Учет нравственной оценки любого дела делает его перспективным и формирует доверие, питающее репутацию и положительно сказывается на устойчивости экономики и перспектив занимаемой административной должности. Современное искусство, если хочет иметь устойчивую экономику, должно придерживаться нравственного правила (не вреди и созидай), и тогда оно имеет свои перспективы войти в историю, а не "вляпаться" в нее. Говоря о самой выставке в Фабра в Эрмитаже, следует учесть реакцию культурологического сообщества и традиции Санкт-Петербурга. Относиться к обществу как необразованной толпе ("расса нищих") - это экономический рассизм. Нужно просвещать общество, больше разъяснять. Это главная функция музеев. Тут нужны конструктивные критики, а не "запретители". Для спорного объекта искусства нужно формировать отдельное арт-пространство, не мешая его с классикой. В основе провокации в современном искусстве лежит банальная выгода, стремление выглядеть лучше на Западе. Тут нет серьезных планов. Но способы достижения это выгоды должны быть этичны, не затрагивать общественные чувства и при этом волновать, побуждать к созидательным действиям. Решать эту прикладную задачу и призваны гении современного искусства. В чем миссия современного искусства? Это решать проблему современного человека, который утратил качества субъекта. Это проблем Запада и Востока. Смерть субъекта - ситуация постмодерна. Искусство автопостмодерна - это искусство, показывающее возрождение субъекта, просвещающее человека, лишенного влияния на социальные управленческие решения, оказавшегося на социальном дне. Провокация в автопостмодерне - это демонстрация инструмента влияния человека на собственную жизнедеятельность и на ограничение произвола по отношению к нему. Это демонстрация способа возрождения субъектности, перехода из состояния объекта манипуляций к субъекту созидательного влияния. Это шок вхождения человека отчаяния в среду инструментов влияния на ограничение произвола, хамства, воровства, социального паразитизма. Это парадоксальное видение внезапного участия в механизме перераспределения общественных благ, из которого человек выкинут. Все решают за него, и по этому он хочет возродиться как субъект, с которым будут вынуждены считаться захватчики механизма регулирования распределения общественных благ. Надеюсь, что эти критические пожелания не останутся без внимания творческих людей, посвящающих себя современному искусству в России и на Западе. Институт нравственности занимается разработкой таких инструментов возрождения субъекта, и мы готовы к творческому сотрудничеству с представителями современного искусства, чтобы содействовать гуманитарному прогрессу человечества, смене мировоззренческой парадигмы мышления, переходу от человека паразитирующего к человеку нравственному, созидающему. Тут без современного искусства не обойтись.