Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 18:35
  • +16°
  • доллар 60,62
  • евро 62,51

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Не лечит, а калечит: Как исправить врачебные ошибки

452
Поделиться:

Врачебная ошибка. Кто прав? Пациент или доктор? Об этом поговорим с петербургским адвокатом Асей Борзовой.

Елена Болдышева,корреспондент:
«Если посмотреть на вашу практику и на ваш опыт. Какая врачебная специализация чаще всего в делах, которые вы и ваши коллеги ведут в судах?»
Ася Борзова,адвокат:

«В авангарде таких дел, это, конечно, хирургия, родовспоможение, то, что касается непосредственно жизни и здоровья пациента и наиболее опасным является. Стоматология является также травмоопасной. Недавний случай, связанный с сотрудником Мариинского театра, трагически закончившийся.

У меня было известное дело, которое изменило правоприменительную практику. Произошло несколько лет назад, я защищала доктора-анестезиолога. Он выполнял стандартную манипуляцию — это катетеризация эпидурального пространства. Своеобразный наркоз при родах. Во время этой манипуляции у него порвался катетер. В Следственном комитете одного из районов города появилось заявление. И началось расследование по этому делу. Это дело закончилось оправдательным приговором доктора, которого я защищала, несмотря на наличие двух не очень позитивных для стороны защиты экспертиз. Данные экспертизы базировались на одной методике, доктор проводил операцию по другой методике». 

Елена Болдышева,корреспондент:
«А вот, кстати, где правда? Эксперт обязан исследовать тот протокол, которому следовал данный врач или опирается на какие-то свои методики»? 
Ася Борзова,адвокат:
«Если и то, и то разрешено, если это не является запретным действием, то несмотря на отсутствие строгой регламентации для конкретной манипуляции, надо смотреть, не нарушил ли доктор какие-то общие правила проведения процедуры. А мог ли доктор все делать правильно, да, следовать методике, следовать всем нормам проведения эпидуральной анестезии, и тем не менее достигнуть вот такого результата нехорошего? И эксперт сказал: «Да», что является неопровержимым доказательством невиновности врача».
Елена Болдышева,корреспондент:
«В случаях, когда происходит врачебная ошибка, куда чаще обращаются пациенты: в Следственный комитет или все же идут с гражданскими исками о возмещении ущерба?»
Ася Борзова,адвокат:
«К сожалению, все идут в Следственный комитет. Обращение в Следственный комитет, оно связано с тяжелым течением расследования по данному делу. И, зачастую, пациентам нужна компенсация денежная, которую проще было бы получить, опираясь на другие институты».

 Хотелось бы затронуть тему страхования профессиональной ответственности. За границей оно существует. За границей они обязаны это делать. И вот этот вот люфт необходимый сохраняет и правоохранительные органы от огромного количества проверок, и пациентам — они получают то, зачем идут». 

Елена Болдышева,корреспондент:
«Если причинен ущерб здоровью, безусловно, деньги в данной ситуации крайне важны. А почему, на ваш взгляд, у нас нет такой практики страхования ответственности в случае врачебной ошибки?»
Ася Борзова,адвокат:
«Несколько лет назад была такая инициатива. Был законопроект, но он не прошел даже первого чтения. Страхование остается добровольным».
Елена Болдышева,корреспондент:
Но вы противница обращений в Следственный комитет, вы считаете, что в большинстве случаев эти вопросы можно урегулировать в гражданско-правовом поле?»
Ася Борзова,адвокат:
«В гражданско-правовом , а может быть, даже и в досудебном. Через врачебную комиссию, которая находится в конкретном лечебном учреждении, где пациент считает, что ему вред был нанесен».
Елена Болдышева,корреспондент:
«Но пациент может решить, что там круговая порука». 
Ася Борзова,адвокат:
«Он должен проверить этот вариант изначально. Зачастую, я думаю, найдет то, что искал».
Елена Болдышева,корреспондент:
«На ваш взгляд, когда человек должен идти именно в Следственный комитет? Когда не ту ногу отрезали? Или когда что-то болит просто». 
Ася Борзова,адвокат:
«Знаете, тут конкретных случаев не перечислить, чтобы выверенные алгоритмы передать. Но я думаю, стоит идти в Следственный комитет, когда остальные способы защиты, в первую очередь, через комиссию внутри учреждения, они исчерпаны и неэффективны оказались для пациента».

Фото и видео: телеканал «Санкт-Петербург»

Реклама

Реклама

Обсуждение