Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 13:48
  • +14°
  • доллар 66,40
  • евро 69,43

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Уйти, чтобы выжить. Как в Петербурге борются с домашним насилием

332
Поделиться:

На помощь жертвам домашнего насилия начали приходить городские отели.

В России с начала карантинных мер уровень домашнего насилия вырос в 2,5 раза. Об этом в интервью «РИА Новости» сообщила уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова. Если в марте подобных обращений в кризисные центры было чуть больше 6-ти тысяч, то в апреле цифра выросла до 13-ти тысяч.

Психологи объясняют это условиями изоляции. Люди оказались заперты в четырех стенах, стресса стало больше, а кто-то остался без работы, что еще больше влияет на психологическое состояние.

Мужчины стали больше употреблять алкоголь, и как следствие, вырос уровень агрессии в отношении членов семьи. В такой ситуации домашние конфликты неизбежны. Как ни странно, гостиничный бизнес, который сам переживает не лучшие времена, решил прийти на помощь жертвам домашнего насилия. Как именно, расскажет корреспондент телеканала «Санкт-Петербург» Лидия Виэльба.

— Я боюсь, что после ухода меня начнут преследовать.

На тихой улочке в центре Петербурга в обычном доме без вывесок и опознавательных знаков появились «островки надежды» — так пострадавшие от насилия женщины называют места, где можно укрыться. Апарт-отели, оставшиеся во время пандемии без постояльцев, предоставили временное убежище. Здесь можно заняться поиском работы и жилья, не боясь быть покалеченной или убитой.

АНАТОЛИЙ МЕЩЕРЯКОВ,отельер:
«Это было спонтанное желание помочь, когда погрузился в проблему понял, что она массовая. Даже после завершения пандемии мы все равно продолжим работать с кризисным центром».

Анонимность — ключевое правило. Нам не сказали, где скрываются жертвы. Слишком велик риск, особенно для тех, кто прячется с детьми. Ребенок часто становится разменной монетой. 

ЗАЛИНА КАТАЕВА,администратор отеля:
«Бывало, звонили не раз третьи лица, мы не даем никаких контактов».

Татьяна — одна из немногих, кто не захотел молчать. На языке агрессора это значит «выносить сор из избы». Рассказывает, насилие начинается не сразу. Сначала женщина попадает в ловушку зависимости. Незаметно отсекаются контакты: друзья, родные, коллеги. После рождения ребенка — работа и доход. Но когда муж — теперь уже бывший — едва не задушил подушкой, Татьяна поняла — главное, остаться в живых. 

ТАТЬЯНА,пострадавшая от домашнего насилия:
«А можно ли дважды умереть? А можно ли чуть-чуть задушить? Я поняла, что было очень страшно, еще чуть-чуть и я бы не вздохнула».

Татьяна с дочкой переехала в старый дачный дом. Учитель по образованию стала давать уроки, устроилась на полставки на почту, не побоялась подрабатывать в такси, занялась волонтерством. Но это редкий случай, говорят психологи. Когда дома угрожают избить за огласку, не оставляя следов, а родные советуют не провоцировать — самым безопасным кажется молчать. 

ЕЛЕНА СОКОВНИНА,психолог «ИНГО. Кризисный центр для женщин»:
«Обращаясь в органы, им часто говорят, вы там разберитесь, а потом приходите. Нет трупа — нет проблем. Будет труп, тогда приедем. Некоторые не говорят родителям, сестрам — стыдно».

За время самоизоляции в 2,5 раза выросли онлайн обращения, говорят сотрудники центра. В стенах квартиры женщина, оставшись наедине с агрессором, даже позвонить не может. Но если в Европе существуют условные сигналы о помощи и кодовые слова для полицейских, то в России насилие происходит за закрытыми дверями. 

ЕЛЕНА БОЛЮБАХ,директор «ИНГО. Кризисный центр для женщин»:
«Женщина не виновата, насильник должен понести наказание. А сейчас обычно женщина, подвергшаяся насилию, получает осуждение, и последние кейсы об этом свидетельствуют».

В Петербурге огромный резонанс вызвало убийство матери пятерых детей. Лидия Куха полгода как не жила с Павлом. Но, со слов соседей, он продолжал приходить, отбирал детское пособие. В последний раз забил женщину сковородкой на глазах у детей. Лидия до утра звала на помощь, но Павел бросил ее умирать. Детям велел молчать, пригрозив расправой. 

Шокировало Петербург и признание студентки Университета кино и телевидения. Девушка выложила в сеть жуткие фотографии с призывами о помощи: брат домогался, топил, отец пытался задушить. В Янино мужчина убил жену и час возил по району в строительной тележке. Еще одна жертва — Мария — до сих пор прячется с ребенком от отчима и родной матери. 

МАРИЯ,пострадавшая от домашнего насилия:
«Муж мамы и так эмоциональный человек, а когда выпьет, применял агрессию — эмоциональную, физическую. Мне нельзя было выходить на кухню, трогать вещи, когда он там находился».

«А что ты сделала, чтобы он тебя не бил?» Фраза телеведущей Регины Тодоренко, случайно произнесенная во время самоизоляции в одном из домашних эфиров, стоила ей звания «Женщины года». Регина публично извинилась, отдала статуэтку Маргарите Грачевой, которой в декабре 2017 года муж отрубил руки, сняла фильм о домашнем насилии и перевела в помощь жертвам 2 миллиона рублей.

В сети мощную поддержку набрало движение за закон о профилактике домашнего насилия под тегами «сама не виновата» и «я не хотела умирать». Этот закон принят в 146 странах, а в России в силе декриминализация побоев. 

АЛЕНА ПОПОВА,юрист, правозащитник:
«Главный посыл пострадавших и правозащитников — это может случиться с каждой. Часто абьюзера невозможно распознать: душа компании, верный друг, внимательный зять. Поэтому даже если вам никто не верит, сделайте первый шаг: позвоните или напишите специалистам. Телефон доверия — +7 (812)327-30-00».
ЛИДИЯ ВИЭЛЬБА,корреспондент:
«Здесь в кризисном центре женщина может получить бесплатную юридическую, психологическую помощь и даже руководство к действию, но если в обычное время встречи с тем же психологом проходят очно, что сейчас центр вынужден работать дистанционно. Но главное помнить — выход есть всегда».

Подписывайтесь на нас:

Фото: pixabay.com
Видео: телеканал «Санкт-Петербург»

Реклама

Реклама

Обсуждение