Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 04:08
  • +1°
  • доллар 77,73
  • евро 85,73

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Как работают криминалисты Следственного комитета. Специальный репортаж

1097
Поделиться:

В детективных сериалах им часто достаются роли второго плана. Люди с чемоданчиками на месте преступления. Мужчины и женщины за микроскопами и мониторами. Но не без них сколько преступлений остались бы нераскрытыми? И сколько пойманных злодеев могли быть оправданы из-за отсутствия доказательств? В октябре свой профессиональный праздник отмечают криминалисты Следственного комитета. Про их настоящие роли в настоящих детективах в сюжете Евгения Ильина.

Реклама

В 1954-м курсы в Ленинграде закончила первая группа прокуроров-криминалистов. Цель - повысить качество следствия. Тогда это были 45 человек на всю страну. Сейчас на обычный вызов вместе со следователем на место происшествия выезжают минимум трое-четверо специалистов. 

В одном из районов города была стрельба. Есть убитый. Задача криминалистов — не упустить ни одной улики. 

Это только в кино все быстро. На самом деле, осмотр места ЧП может продолжаться пять-шесть часов. В сложных случаях, когда много объектов, много потерпевших и следов: криминалисты, бывает, работают и по десять часов.

СЕРГЕЙ КОРМИЛЬЦИН,старший следователь-криминалист управления криминалистики ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу:
«Самое главное на месте происшествия — это обнаружить как можно больше желательно все объекты, вещественные доказательства, относящиеся к совершенному преступлению».

Серьезная задача. Но и технический арсенал — внушительный. Например, нелинейный локатор. Может найти любой электронный гаджет. Телефон, часы, даже симку или банковскую карту. Есть прибор, позволяющий обнаружить все работающие камеры видеонаблюдения вокруг места происшествия. Впрочем, и старый верный чемодан криминалиста, тот самый, что мы видим в любом детективе, тоже всегда под рукой. 

АЛЕКСЕЙ АЛЕКСАНДРОВ,старший следователь-криминалист управления криминалистики ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу:
«Это классический чемодан, в который включены инструменты, которыми криминалисты пользуются, ну, наверное, на протяжении последнего столетия».

А знаете, почему криминалисты на месте работают в масках и перчатках? Чтобы не добавлять работы своим коллегам в лабораториях. Это и шутка, и нет. Специалисты говорят: достаточно чихнуть рядом с уликой, и задача генетиков по определению ДНК многократно усложняется. 

Молекулярно-генетическая лаборатория Следственного комитета в Петродворце. Первая в России. Именно сюда попадают все биологические следы тяжких и особо тяжких преступлений. Кровь, кости, сперма. По самой крошечной частице человеческого организма тут могут идентифицировать преступника или жертву.

На смотровом столе — настоящий вещдок по делу об изнасиловании. Джинсы потерпевшей. Человеческий глаз не увидит на них никаких следов. И тогда в дело вступает криминалистический свет. Белесые пятна в ультрафиолете — это и есть искомая улика. 

ТАТЬЯНА ШАГАЕВА,эксперт управления криминалистики ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу:
«У нас происходит осмотр данного вещественного доказательства с помощью криминалистического света, в ходе которого при специальной длине волны с использованием специальных светофильтров мы наблюдаем следы биологического происхождения, в частности, сперму».

Но то, что биологический материал принадлежит подозреваемому, надо еще доказать. Для этого его необходимо отделить от ткани, очистить от примесей и выделить молекулу ДНК человека. 

ВЯЧЕСЛАВ ЛАВРЕНТЬЕВ,эксперт управления криминалистики ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу:
«Потом происходит процесс амплификации — умножения этой молекулы ДНК многократного. И потом на этом приборе благодаря программному обеспечению, происходит идентификация этого следа».

Финальный этап — полученный результат сравнивают с образцом ДНК подозреваемого. В нашем случае анализ показывает практически полное совпадение. А теперь представьте, насколько сложнее было бы доказать вину насильника без генетической экспертизы. 

АНДРЕЙ РОСТОВЦЕВ,руководитель молекулярно-генетической лаборатории управления криминалистики ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу:
«Потребность в генетических исследованиях достаточно высокая, потому что порой в раскрытии особенно неочевидных преступлений, заключение экспертизы является основным вещественным доказательством подтверждающим совершение лицом преступления».

А вот еще одна лаборатория. Здесь работают с видео, звуком, компьютерными и мобильными данными. Сотовый телефон с места убийства, которое мы показали в начале сюжета, попал именно сюда. Что в нем нашли, пока тайна следствия. Но, поверьте, извлечь можно многое. 

Благодаря сим-карте, например, можно узнать не только список звонков. Можно довольно точно проанализировать передвижение абонента. Откуда, куда, с какой скоростью, где и насколько останавливался. Именно такая экспертиза помогла однажды раскрыть тяжкое преступление с несколькими жертвами. 

МАРИНА ГУДКОВА,старший эксперт экспертно-криминалистического отдела управления криминалистики ГСУ СК России по Санкт-Петербургу:
«Она позволила изобличить злодеев. Они получили заслуженные сроки. Дело было связано с убийством и в дальнейшем с перемещением трупов в Ленобласти несколько раз. Трупы были обнаружены в тех областях, где мы примерно определили время длительной остановки злодеев».

Многое могут рассказать и видеозаписи. Причем того, что на первый взгляд совсем не очевидно. Эксперт способен восстановить стертые из памяти фото и видео. Улучшить качество изображения. Узнать скорость движения и даже рост любого, кто попал в кадр. 

АЛЕКСЕЙ НЕНАШЕВ,эксперт экспертно-криминалистического отдела управления криминалистики ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу:
«Для того, чтобы установить рост человека, необходимо создать 3D-модель сцены. Если видно сетку, она накладывается после создания этой модели. Зная размер объекта на расстоянии от человека, мы можем с большой долей точности установить его рост».

Ну и, конечно, звук тоже улика. Специалист очистит его от шумов. Определит, есть ли в нем монтаж. Идентифицирует голос. И даже фон, который помимо голоса присутствует в записи, может иногда свидетельствовать против преступника. 

АНДРЕЙ ВАСИЛЬЕВ,старший эксперт экспертно-криминалистического отдела управления криминалистики ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу:
«Определяли, допустим, по нажатию клавиш телефона, какие клавиши набирались. Потому что у телефона разные тональности при нажатии определенной клавиши. Мы могли определить, какой номер был набран, по звукозаписи».

В криминалистических лабораториях Следственного комитета работают также эксперты по компьютерному оборудованию и программному обеспечению, специалисты по финансам, по оружию, взрывотехники. 

В наше время, когда террористическая угроза — это то, с чем приходится считаться постоянно, криминалистов тренируют не менее серьезно, чем военных. Вот кадры с учений, которые прошли этим летом на армейском полигоне в Сертолово. Специально для сотрудников Следственного комитета имитировали теракты со стрельбой и взрывами автомобилей, вагонов, рельсов, зданий. Три дня эксперты работали в условиях, приближенных к боевым. 

Те возможности экспертов Следкома, о которых мы рассказали, конечно, далеко не все. О многом просто нельзя говорить. Дело в том, что прогресс — палка о двух концах. Сегодня любую техническую новинку одними из первых на вооружение пытаются взять преступники. Криминалистам надо быть на шаг впереди. И борьба с преступностью в этой сфере превращается постепенно в соревнование высоких технологий.

АЛЕКСАНДР ФИЛИМОНОВ,руководитель экспертно-криминалистического отдела управления криминалистики ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу:
«Качественное наполнение, если можно так выразиться, технологиями при совершении тех или иных преступлений нашей подследственности достаточно высоко. Сложно сказать, кто кого опережает, но тем не менее, мы объективно боремся с этим на высоком уровне. И побеждаем, я думаю».

Подписывайтесь на нас в «Яндекс.Новостях», Instagram и «ВКонтакте».

Реклама

Обсуждение