Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 09:22
  • +9°
  • доллар 65,82
  • евро 77,38

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Рабы XXI века: как люди теряют свободу в современном Петербурге

664
Поделиться:

Объявления о работе. Зарплата 20- 30 тысяч. А вот в алтайском городе Бийск в районной газете появилась вакансия курьера. Оклад - 150 тысяч рублей. Работа в Петербурге. Вы бы поверили? Героиня нашего сюжета поверила. Она приехала в Петербург и едва не оказалась в рабстве.

Реклама

Рабство. Социальное явление. Пережиток прошлого. Нет. Это реальность нашего времени. Тысячи людей становятся жертвами рабовладельцев. Как? Ответ в репортаже Евгения Соловьева.

Анастасия Кузнецова родом из алтайского города Бийска. Там осталась мама-инвалид и несовершеннолетняя дочь, которых она не видела уже полгода. В Петербурге оказалась после того, как откликнулась на объявление о трудоустройстве.

Предлагали работу курьера в Санкт-Петербурге с зарплатой 150 тысяч рублей. Более того, работодатель оплатил дорогу и гарантировал жилье. По приезду Анастасии вместо сумки курьера выдали предложение от которого нельзя отказаться: нужно было зарегистрировать на себя фирму, которая будет заниматься отмыванием денег.

Анастасия Кузнецова: 
«Я говорю: Вы что! Я в тюрьме сидеть не хочу! Зачем мне это надо?! Они просто элементарно два мужчины меня начали избивать».

Ей сломали ребра, выбили зубы, перебили руки и ноги. После выписки из больницы Анастасия бродяжничает и пытается собрать деньги на билет до дома. 
При этом, можно сказать, Анастасии повезло. Такие истории, как правило, имеют продолжение. Строптивых клиентов продают в рабство, сажают на цепь и заставляют работать. При этом регулярно избивают. 

Игорь Антонов,сотрудник благотворительной организации «Ночлежка»:
«Обнаружили пенсионерку, которая просила деньги в переходе, а у нее были глаза зашиты».

Их заманивают обманом через объявления о работе. Рабсилу собирают с улиц, приезжая к местам, где, например, соцработники организуют для бездомных горячие обеды. Вербовщики в основном цыгане. Ведут себя нагло и цинично, как конкистадоры, приплывшие на африканское побережье за «черной костью».

Евгений Соловьев,корреспондент:
«Подобный нелегальный бизнес плотно вкручен в рынок труда любого крупного города, говорят волонтеры. Санкт-Петербург не исключение. В социальных сетях есть целые группы где выкладывают в открытый доступ сведения о людях, которые где-то, когда-то таким образом засветились. Их называют двуногими крысами, как бы подчеркивая статус бесправной и бесплатной рабочей силы. Тех, кто бежал из рабства, именуют «пешеходами-бегунками» и выделяют в отдельный список, как бы предупреждая потенциальных рабовладельцев, с этим клиентом могут быть проблемы».

Но именно благодаря «бегункам» сотрудник благотворительной организации «Ночлежка» Игорь Антонов собрал сотни невольничьих историй. Все рассказы как под копирку: «серьезные люди пообещали новую жизнь», а в итоге.. 

- Сначала пива дали, потом водочки подлили и в машину затолкали. Две недели продержали, и я работал.

Игорь Антонов,сотрудник благотворительной организации «Ночлежка»:
«Мне приходилось неоднократно общаться с людьми, которые были прямо вот в рабстве. В цыганском рабстве. Кто-то будет печку топить у барона, а кто-то будет в свинарнике жить на цепи».

Игорь надеется, что его записи когда-нибудь лягут в основу уголовного дела, исход которого станет началом конца современного рабства. Пока же битва с этим явлением ведется в основном на общественных фронтах. При этом действующие нормы закона скорее связывают активистам и правоохранителям руки, нежели помогают привлечь рабовладельцев к уголовной ответственности. 

Юлия Силуянова,пресс-секретарь движения «Альтернатива»:
«Очень тяжело. Для этого нужно активное вовлечение самого пострадавшего. Причем не после, а до его освобождения. И его, скажем так, провокации в отношении хозяина, чтоб он под запись сказал, что он несвободен, что ему документы не отдадут. Очень сложно людей убедить это сделать».

В любом случае, говорят волонтеры, вода камень точит, и искренне надеются на широкий общественный резонанс: чем больше будет сказано о проблеме, тем больше шансов на благополучный исход. 

Ведь по сути это новая форма рабства — при молчаливом согласии остальной, свободной части общества. При этом история Анастасии Кузнецовой говорит о том, что и эта свобода весьма относительна. 

Подписывайтесь на нас в «Яндекс.Новостях», Instagram и «ВКонтакте».

Репортёры

Реклама

Обсуждение