Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 18:09
  • +1°
  • доллар 61,53
  • евро 68,53

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Цифровое слабоумие: чем современные технологии угрожают нашим детям

891
Поделиться:

Слабоумие и отвага. Отвага исключительно в компьютерных играх. Слабоумие тоже цифровое. Это не шутка. И не издевательство. Это диагноз. Который ставят нашим детям. Почему у школьников случаются истерики, когда их прогоняют от монитора? Как реальность виртуальная смешивается в головах с реальной жизнью. Как зависимость от компьютера может привести в сумасшедший дом? В сюжете Евгения Соловьева.

Реклама

Те, кто видит эти кадры впервые, решит, что у подростка стряслось что-то непоправимое. На самом деле, родители всего лишь запретили ему играть в компьютер. То, что последовало за этим, вызывает шок у любого нормального человека. 

Мальчик, рвет на себе одежду, бьется в истерике, лупит ботинком по голове. Подобными роликами интернет пестрит. Случаев такого поведения в среде подростков с каждым годом все больше. 

Компьютерная зависимость может проявляться не так явно, но она уже зачислена в разряд дофаминовой: те же самые механизмы, что у алкоголизма и наркомании. И, конечно, киберзависимые частично или полностью отрываются от реальности. 

Илья Мартынов,научный руководитель центра развития мозга:
«В моей практике была такая история, к нам пришла мама с девочкой трехлетней. Вот она сидела и пила сок. Допила, коробку держит из-под сока, а потом как разорется, как раскричится. Я думаю, что ж с ней происходит. А когда поняли, у нас волосы дыбом встали. Она плакала, потому что не смогла масштабировать рисунок на коробке из под сока. Вы представляете, как сильно изменяется у детей восприятие мира. Это и есть цифровое слабоумие. Когда человек ходит и все пытается вот так вот увеличить. Думая, что у нас и стол тач-панель и сок тач-панель».

Нейробиолог Илья Мартынов называет это компьютерным слабоумием или псевдодебилизмом. Когда вроде бы с мозгом все в порядке, сохранены все функции, нейронные связи, но пользуется такой человек разрозненными фактами и совершенно не обучаем. 

Илья Мартынов,нейробиолог, научный руководитель центра развития мозга:
«Это как недоученный человек, который алфавит недоучил. Или таблицу умножения. Что-то выдергивает, а целый объект не может видеть, нет возможности долго сосредотачиваться на чем-то. Разъезжается внимание. Две-три минуты — перескочил. И таким образом невозможно ничего глубоко изучить. Даже отчество ваше не могут запомнить. Имя запомнили, а отчество не могут и все».

Именно с компьютерной зависимостью психиатры связывают резкое, более чем в два раза за пять лет увеличение количество аутистов. Что уж говорить о детях, если даже взрослые все больше становятся зависимыми от своих электронных гаджетов. Появилось даже понятие номофобия - страх остаться без мобильного телефона или вдалеке от него. 

Влада Титова,врач-психотерапевт, психолог:
«Больше половины людей призналось, что они используют смартфон, находясь на религиозных обрядах, в театре, при деловых встречах, тем более в школах на уроках. Более половины признались, что они берут с собой телефон в душевую комнату или в туалет, чтобы пользоваться им, сидя на унитазе. То есть вообще ни одной минуты. Если раньше люди были вовлечены в обычную действительность, то теперь 24 часа онлайн, на связи с другими и постоянно в каком-то виртуальном мире».

Специалисты не сгущают краски. Проблема действительно усугубляется. Еще на слуху история самоубийства 11-летнего школьника, который сутки напролет проводил за компьютерными играми. Его мама решила прибегнуть к самому, как ей казалось, эффективному методу воздействия - спрятала компьютер. На следующий день она обнаружила сына в петле. Вытаскивать из виртуального и спасать реальный мир своих детей, безусловно, надо. Но процесс этот требует не только моральных, но и физических затрат, на которые не все готовы пойти. 

Светлана Агапитова,уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге:
«Двадцать минут в день общаются со своим ребенком, это в среднем по стране считали, что 20 минут в день мама уделяет своему ребенку. Может если бы она уделяла 30 минут, а еще лучше — просто почаще с ним бы разговаривала, сидела бы в обнимку и читала бы ему книги, конечно, таких жизненных детских трагедий было бы гораздо меньше».

Это то, что называется ППКС или «Подпишусь Под Каждым Словом». Интернет-зависимые поймут. Поясняем для ИМХО нормальных людей. 

Добавляйте телеканал «Санкт-Петербург» в список ваших источников «Яндекс.Новостей».

Репортёры

Реклама

Обсуждение