Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 15:20
  • +4°
  • доллар 61,32
  • евро 75,65

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Суррогатный шантаж: истории родителей, едва не потерявших детей

538
Поделиться:

Четверть века в России действуют программы суррогатного материнства. И ровно столько же существуют проблемы в отношениях биологических родителей и суррогатных матерей. Единого закона в этой области нет. И нередко суррогатные матери шантажируют генетических родителей. Последний скандал закончился в марте. Супруги из Петербурга вернули украденных двойняшек. О суррогатном шантаже сюжет Марии Марченко.

Это сейчас они счастливая семья. Но еще три недели назад двойняшки Маргарита и Вероника Сазоновы считали родной совсем другую женщину. Суррогатную мать. Сразу после рождения она забрала младенцев себе и полтора года скрывала от генетических родителей. 

Ольга Сазонова,мать:
«Стресс был и для них, и для нас. Мы этого очень долго ждали. И первые три дня было тяжело, нервничали, а потом все, иди к папе. Вероника говорит «мама» и «папа». Две недели дети с нами. Мне не хочется их с рук спускать. Она сопит, ночью не спишь. Мы забыли, что есть должны. Живешь новыми эмоциями».

Путь к детям для Ольги Сазоновой был долгим и трудным. Сначала приговор врачей: родить не сможет, потом поиски суррогатной мамы - подходящая женщина Преслава Воронова нашлась в Якутии. И долгие месяцы ожидания.

Ольга Сазонова,мать:
«Для меня было важно контролировать, что она ест. Мы вместе были на УЗИ. Все время я находилась с ней. Я готовила ей еду, делала что-то по дому. Ты эксплуатируешь тело другого человека».

Теперь она понимает: это желание быть ближе и стало роковой ошибкой. Если бы суррогатную мать нашло агентство, они общались бы только через куратора, и желания шантажировать пару у дамы не возникло. За три месяца до родов Преслава Воронова вдруг исчезла. О том, что они стали родителями, Ольга и Дмитрий узнали спустя неделю после того, как в одной из подмосковных клиник появились на свет их дочери. Новоиспеченная мать объявила: отдаст малышек в обмен на деньги. Когда пара приехала с обещанным по договору миллионом рублей, ни суррогатной мамы, ни младенцев уже не было. 

Ольга Сазонова,мать:
«Началась переписка. А вот мы меняем условия договора, а давайте вот так. На все условия мы согласились. Но когда уже в тупик зашло. Предлагались, мы отказались. Мы написали заявление в полицию».

Малышек Преслава Воронова зарегистрировала в Якутии как собственных детей, дала им имена Тася и Лена. Но Верховный суд республики Саха вынес решение: вернуть девочек генетическим родителям. Благодаря изменениям в законодательстве. 

Мария Лопато,адвокат:
«Это с мая 2017 года суд должен разрешить интересами детей, совокупность обстоятельств и в какой семье ему лучше, какие условия содержит договор и каковы мотивы: почему суррогатная мать решила оставить детей себе».

Это дело стало прецедентом. Ранее суды оставляли детей не родным матерям, а женщинам, которые их выносили. И даже договор, заключенный через агентство, не давал никаких гарантий.

Супруги Сергей и Марина Фроловы год бились за своих близнецов. Суррогатная мать, узнав о том, что ждет не одного, а двух мальчиков, потребовала доплаты. А потом забрала детей себе. Только недавно в этом деле поставили точку, вернув малышей Фроловым.

К услугам суррогатных мам прибегали многие зарубежные и отечественные звезды: Сара Джессика Паркер, Николь Кидман, Элтон Джон, Алла Пугачева и Максим Галкин, Филипп Киркоров, Сергей Лазарев, Дмитрий и Елена Маликовы. Хотя в обществе эта тема до сих пор вызывает осуждение. Многим не понятно, как женщина может добровольно согласиться подсадить эмбриона, девять месяцев носить ребенка под сердцем, а потом продать незнакомым людям. Вот и Полина — имя изменено — ни друзьям, ни родным не рассказывает о том, что стала суррогатной мамой. 

Полина, суррогатная мать:
«Когда свое носишь, придумываешь имя, как они там выглядят, а тут изначально ты не для себя. Но у женщины так заложено. Хотелось бы посмотреть, что за чудо. Лучше родить и тихонечко отдать, чтобы не скучать».

Скучает ли суррогатная мать, для которой дети стали поводом для шантажа, неизвестно. Сазоновы же, вернув дочерей, первым делом поменяли им имена и побывали на приеме у психолога. Все, что сейчас нужно малышкам, это любовь и забота родителей.

Добавляйте телеканал «Санкт-Петербург» в свои источники в «Яндекс.Новостях».

Обсуждение