Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 12:57
  • +1°
  • доллар 58,89
  • евро 69,42

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Николай Цискаридзе: Не жалею, что закрыл дверь в прошлую жизнь

7884
Поделиться:

Николай Цискаридзе снова готовится выйти на сцену. В выходные он примет участие в спектакле вместе с другими звездами мирового балета.

Впрочем, в последнее время большую часть времени Народный артист России проводит не на сцене, а в стенах Академии балета имени А. Вагановой. Что самое сложное в его нынешней работе? Чему он учит своих воспитанников? И как изменилась жизнь бывшего премьера Большого театра? Об этом и не только с Николаем Цискаридзе говорила Татьяна Элькина.

Татьяна Элькина, корреспондент:
«В эти дни четыре года назад вы осваивали для себя новую роль – роль ректора Академии балета им. Вагановой. Скажите, что вы считаете для себя главной победой, а что – неудачей?»
 НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ, ректор Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой, народный артист России:
«Невозможно говорить – победа или неудача. Так я не могу сказать. Я могу сказать какие-то конкретные вещи. Могут похвастаться такой вещью. Год назад мы проходили аккредитацию, как и все вузы страны. В области культуры мы единственный вуз в Петербурге, который прошел аккредитацию по всем пунктам с первого раза. Честно скажу, для молодого ректора, человека, который занимается этим с нуля, это очень непростая задача».
Татьяна Элькина, корреспондент:
«Вы не жалеете, что так кардинально изменили свою жизнь, что теперь, кроме творческих вопросов, приходится решать вопросы хозяйственные, экономические и так далее?»
НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ, ректор Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой, народный артист России: 
«Мне не жалко по одной простой причине. Если я хочу сделать что-то хорошее с творческой точки зрения, я обязан улучшить материальную базу. Дело в том, что всегда в Советском Союзе, понимаете… Катастрофа произошла после того, как рухнула система, после падения Советского Союза. Система рухнула в чем? Во всех заведениях культуры – учебных , музыкальных, театральных – всегда главенствовала – может, это была вторая должность по номиналу, – творческая личность. А за эти 20 лет случился перевертыш. Люди, которые были всегда администраторами и в чьих руках оказались деньги, посчитали, что должны указывать творческим личностям, не учитывая специфику профессии. Я своим примером должен доказать государству и всем тем, кто принимает решения, что надо вырастить таких творческих людей, которые были бы в состоянии заниматься и экономической, административной, хозяйственной работой. Если мы не будем заниматься, то эти администраторы в этой стране погубят культуру, которая всегда была превыше всего, навсегда».
Татьяна Элькина, корреспондент: 
«Главные изменения, которые удалось привнести?»
НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ, ректор Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой, народный артист России:

«Я ничего не привносил. Мы сидим в том месте, где слишком много лиц на нас смотрит. Здесь слишком хорошо было придумано до меня, очень правильно и очень качественно. С чего я начал? Я просто попытался здесь создать дисциплину, то, как я ее понимаю.

С этой стороны есть портрет одного из любимейших моих людей на земле. Это Марина Тимофеевна Семенова. Она меня выучила профессии педагога, помимо того, что она меня учила в классе каждый день. В ее классе она главная и самая любимая ученица Вагановой. Это было и у Вагановой в классе. Никогда никто не смел открыть рта. Никто не мог встать туда, куда он хочет. У него было свое место. Несмотря на то, что в ее классе стояли народные артисты. То, в какой строгости я рос в московском училище. У нас очень было строго в плане дисциплины. Это была советская система. То, что было в классе у Семеновой, а значит, то, к чему ее приучила Ваганова. Я просто взял и это вернул сюда. Я ничего не придумывал. Я просто призвал жить по правилам нашей профессии. Ничего, что противоречит классическому танцу…Здесь главное – балет».

Татьяна Элькина, корреспондент: 
«Я очень хорошо помню 2013 год, когда появились самые первые сообщения о том, что вы займете должность ректора. И эта волна негодования, неприятия. Было ли у вас тогда ощущение обиды, горечи от того, что это происходит?»
НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ, ректор Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой, народный артист России:

«В тот день, когда я дал ответ, что я на эту службу соглашаюсь, я понимал. Что в любом случае для петербуржцев слово «москвич» будет дискомфортно.

Вот была у нас пресс-конференция, когда меня представляют как петербуржца. Михаил Петрович Пиотровский говорит: «Да, Коля наш».

Татьяна Элькина, корреспондент:
«А вы чувствуете, что значит признали?»
НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ, ректор Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой, народный артист России: 
«Чувствую, что люди стали оценивать какие-то поступки. Мне это очень приятно».
Татьяна Элькина, корреспондент: 
«Я наблюдала за вами во время репетиции. Очень переживаете, я вижу, нервничаете за своих воспитанников. Чему вы их учите?»
НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ, ректор Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой, народный артист России:
«В очень сложное время мы живем. Информационно колоссальное. Они по-другому воспринимают информацию. Поэтому я заставляю их учиться размышлять. Я понимаю, что, может быть, Достоевского они так досконально не прочтут в этом возрасте, как мы читали, потому что для них это не так динамично. Пытаюсь научить слушать музыку. Отвожу в музей, заставляю воспринимать произведения искусства. К сожалению, это трагедия поколения. Я не могу сказать, что они плохие, они просто другие. По-другому усваивают информацию. Абсолютно по-другому. Я как педагог, как это делала Ваганова в начале 20-х годов, должен взять и перестроиться к их менталитету. Если я не смогу это сделать, я не смогу эту информацию донести».
Татьяна Элькина, корреспондент: 
«Как вам кажется, вы смогли это сделать?»
НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ, ректор Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой, народный артист России: 
«С предыдущим классом – да. У меня было поменьше ребят. Пятеро. Двое танцуют в Большом театре, трое – в Мариинском. С нынешними пока про литературу не могу поговорить. Мы с ногами никак не можем разобраться. Сначала надо заинтересовать. Сейчас просто ноги по одной простой причине. Я их должен заинтересовать чем-то, что у них какой-то результат, а потом уже говорить о каких-то более сложных материях».
Татьяна Элькина, корреспондент: 
«Не могу не спросить: вы учите детей, а они вас чему?».
НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ, ректор Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой, народный артист России: 
«Они меня учат, прежде всего, тому, что они не одинаковые, что я у каждого должен найти какую-то собственную струну. Мне мой педагог объяснял, что мне будет преподавать сложно, что не такой как все, есть все, никогда не поймешь простого человека. Я на него тогда смотрел и думал, что он сумасшедший, что значит, что я не пойму. А сейчас я понимаю, что он прав. Он преподавал более 40 лет. И у него таких детей, как я, было двое. Нам не надо повторять ничего второй раз, ничего учить. Мы один раз смотрели и все могли повторить. А другим надо по 48 раз одно и то же объяснить. И для меня это испытание. Но я каждый раз для себя мотивирую это тем, что нужно расплатиться с создателем. Мне он это подарил. Это сложно».
Татьяна Элькина, корреспондент:
«Главные изменения, который вы в себе зафиксировали?»
НИКОЛАЙ ЦИСКАРИДЗЕ, ректор Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой, народный артист России
«Главное – это то, что я вышел из прошлой жизни. Я закрыл дверь и ни одной секунды не пожалел. И не оглянулся. Я не ожидал от себя. Клянусь. Я это делал сознательно. Я много раз думал, когда у меня защемит, когда я захочу обратно. У меня не было ни печали, ни переживаний. Чем дальше идет время, тем больше, смотря на своих коллег, которые пытаются имитировать молодость, я радуюсь, что мне выпало счастье не только получить такие способности от природы, которые на самом деле еще лет десять могли бы служить. Но мне послалось еще какое-то разумение не совершать ошибку эту на сцене».



 



 


 


 


 

Репортёры

Обсуждение