Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 16:06
  • +10°
  • доллар 57,33
  • евро 67,45

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Новая российская фарма.Специальный проект программы «Вектор успеха»

987
Поделиться:

Онкология, аутоиммунные болезни, диабет. Ученые по всему миру ежедневно задаются вопросом, как лечить самые сложные заболевания нашего времени?

И уже сегодня многие ответы знают у нас в Петербурге. За последние десять лет в городе в особой экономической зоне вырос целый медико-фармацевтический кластер, где компании, имея налоговые льготы, могут развивать производство и создавать уникальный отечественный продукт.

Анастасия Измайлова, корреспондент: 
«Сейчас, говорят эксперты, очень важно поддерживать компании, которые инвестируют в полный цикл производства и имеют свои центры разработки. Именно они станут драйверами экономического роста фармацевтической отрасли, а в будущем и всей отечественной экономики. Мы вот как раз находимся в научно-исследовательском центре одной из компаний. Здесь создают генно-инженерный инсулин. Виталий, инсулин ведь штука не новая?»
Виталий Латыпов, заместитель директора фармацевтического холдинга по биотехнологиям: 
«Это правда, инсулин известен давно, известно применение этой молекулы. Однако производство этой молекулы не раскрывается. Поэтому мы должны полностью с нуля разработать технологию для того, чтобы инсулин, произведенный по этой технологии, был экономичным и доступным для россиян».

Еще недавно львиная доля такого важного препарата, как инсулин, закупалась у зарубежных производителей. Сегодня мы готовы к тому, чтобы обеспечить им почти всю страну.

Дмитрий Чагин, директор НП «Медико-фармацевтические проекты. XXI век»: 
«Майский указ президента, который четко был сформулирован о том, что к 2018 году не менее 90 процентов препаратов из списка жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов должны производиться на территории России. Ну это же лекарственная безопасность страны».

В России действует программа «Фарма-2020». Она предполагает, что в ближайшие пару лет доля отечественной продукции должна вырасти до 50 процентов в денежном выражении. Восемь лет назад, для примера, было 20.

Петр Родионов, генеральный директор фармацевтического холдинга:
«Сейчас порядка четверти всех инсулинов в Российской Федерации генно-инженерных поставляет наша компания, которые разработаны в России, произведены в России. Ведь задача у государства помимо того, что лекарства должны быть в принципе, они должны быть еще и доступными. Цены на лекарства, которые попадают в сегмент госгарантий, стабильны, начиная с 2014 года. Более того, из-за той конкуренции, которую российские компании оказывают на свои ниши, цены падают, лекарства становятся все более доступными».

Сегодня наши компании могут производить качественные биоаналоги и джинерики - это копии лекарств со схожим воздействием. Среди них есть так называемые препараты импортозамещения, предназначенные для лечения серьезных заболеваний. Закупая такое лекарство для больных у российских производителей, государство экономит в среднем 6,5 миллиардов рублей в год. Сложнее дело обстоит с категорией first-in-class — это принципиально новые лекарства, которых на рынке еще никогда не было и создание которых вместе с разработкой и исследованиями занимает 10-15 лет.

Анастасия Измайлова,корреспондент:
«Работа над инновационным лекарством начинается с базовых исследований. На этой стадии из 10 тысяч молекул выбирается одна, на основе которой и может быть получено новое лекарство».
Дмитрий Морозов, директор биотехнологической компании:
«140 миллионов один препарат - очень дорогостоящее занятие».

Миллионы, причем не рублей, а долларов. Директора биотехнологической компании Дмитрия Морозова называют Стивом Джобсом в фармацевтике. Потому что делает ставку на инновации и не боится инвестировать в них огромные средства. Еще в 2001-м он, продав свою долю в одном из банков, вложил восемь миллионов долларов в завод и научно-исследовательский центр. Сейчас цифры уже другие - 20 миллиардов рублей в развитие в Петербурге. И львиная доля инвестиций именно в разработку: 70% из всех затрат на продукт.

Дмитрий Морозов, директор биотехнологической компании:
«Мы разрабатываем лекарства на основе генной терапии. Это те лекарства, которые придут в клиническую практику через пять-семь лет. Это наше будущее. Эти лекарства позволяют вносить направленные генетические модификации в геном человека, другие позволяют существенно изменить ход течения сложных онкологических заболеваний. Здесь такой микс из самых современных технологий».

Участники рынка говорят о трех слагаемых успеха фармацевтической отрасли: инвестиции, технологии и кадры. Средний возраст нашего фармкластера — 28-30 лет. И молодежи сегодня реально интересно идти в науку. В петербургской химико-фармацевтической академии в последние пару лет желающих поступить больше, чем количество мест. И почти 10 процентов выпускников потом работают по специальности. 

Игорь Наркевич, ректор Санкт-Петербургской государственной химико-фармацевтической академии:
«Студенты уже с третьего курса вовлекаются в орбиты компаний, общаются с работодателями. Петербург может предоставить достаточно высокий уровень хорошо подготовленных выпускников для того, чтобы комплектовать новые предприятия. Зачастую регионы наши такими возможностями не обладают».

Еще один важный момент — международное сотрудничество и перспективы выхода на мировой рынок. Один из ключевых партнеров Петербурга — финский город Турку. В этом небольшом мегаполисе всего — 190 000 жителей — сосредоточена примерно половина фармацевтической и диагностической промышленности Финляндии.

Финский город Турку, кстати, старейший побратим Петербурга имеет статус столицы Финляндии с области life science. Это все ноу-хау в области здоровья человека. Основные отрасли — биофармацевтика и диагностика заболеваний.

В Турку не просто фармкластер. Целый научный парк. 210 000 квадратных метров – хорошо выстроенная экосистема взаимодействия бизнеса, образования и науки.

Нико Кинараинен, директор Turku Science Par:
«Наш научный парк - это два университета, порядка десяти научно-исследовательских центров, более 300 компаний. Здесь работают люди, формирующие единую цепь от обучения и исследований до вывода на рынок разработок».

Студенты университетов Турку практикуются в научном парке, здесь же в университетском госпитале опробуют некоторые из разработок. И это то, чем полезен опыт Турку - не только организацией научного пространства. Здесь хорошо развита именно инновационная составляющая. Местный бизнес-инкубатор помог более чем двумстам стартапам, разрабатывающим принципиально новые продукты в области life science.

Такая мобильная лаборатория способна всего за 20 минут определить вид респираторной инфекции. Абсолютное ноу-хау, на которое, кстати, уже обратили внимание в нашем петербургском институте гриппа.

Или еще одно — очки виртуальной реальности, позволяющие планировать сложные оперативные вмешательства, потрясающе четко имитируя процесс.

Джон Эрикссон, директор центра биотехнологий г. Турку:
«Важны не просто технологические инновации, а инновации в биотехнологиях. Потому что ответ почти на любой вопрос о том или ином заболевании. Изучая ее и объединившись с нашими коллегами из Петербурга, мы можем не только создавать новые препараты, но и создавать более весомые открытия. Например, удалять из ДНК гены, отвечающие за те или иные заболевания. Это все уже совсем рядом».

Сейчас, говорят в Турку, нужно объединять усилия ученых. Ведь технологии в фармацевтике развиваются стремительно.

Калерво Вяянянен, ректор университета г. Турку:
«Мы уже около пяти лет сотрудничаем с химико-фармацевтической академией Петербурга. Каждый год встречаемся в Турку и у вас, есть программы по обмену студентами. Такое умное партнерство выгодно всем. И, я уверен, мы вместе взрастим ни одно поколение сильных специалистов».

Город Турку должен стать для нашей фармотрасли окном в Европу. BIOCAD планирует построить здесь завод по производству биологических препаратов. Его стоимость - более 25 миллионов евро. Уже подготовлен портфель продуктов из семи молекул для лечения онкологических и аутоиммунных заболеваний. Этот проект существенно облегчит компании выход на европейский рынок.

Дмитрий Морозов, директор биотехнологической компании:
«Наличие альтернатив на самые высокотехнологичные препараты - это большая заинтересованность наших коллег из Европы. И мы размещаем там производство, потому что это требование для выхода на их рынок».

Основная сложность для фармотрасли сегодня - имидж. И врачи, и пациенты пока весьма настороженно относятся к отечественным лекарствам. Специалисты говорят: во многом это обусловлено огромными деньгами, которые зарубежные компании тратят на свою рекламу. Однако не всегда за красивой упаковкой скрывает качественный продукт.

Дмитрий Чагин, директор НП «Медико-фармацевтические проекты. XXI век»: 
«Когда государство сказало: а давайте посмотрим, где это все производится, что ввозится к нам? И когда штампы швейцарские, а производство в Индии, в деревнях. Мы уже не направлены на импортозамещение, мы идем в створе импортоопережения. Для нас это важно».

Уже в ближайшие годы на рынок выйдут совершенно новые высокотехнологичные препараты, разработанные и произведенные в Петербурге. Казалось бы, чем не повод для гордости? Но российская фармацевтика пока только учится рассказывать о себе. И нужно говорить громче. О том, что уже сегодня мы можем создавать и производить доступные  лекарства, и это действительно важно для каждого из нас и для экономической безопасности России.
 

Репортёры

Обсуждение