Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 11:49
  • +5°
  • доллар 57,57
  • евро 67,93

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

В России стремительно растет число банкротов. С чем это связано, объясняет юрист

205
Поделиться:

Закон о банкротстве физических лиц, кажется, заработал в полную силу. Их число выросло в два с половиной раза за период январь-март по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Такие данные опубликовал Единый федеральный реестр сведений о банкротстве.

И что не менее важно: уже четвертый квартал подряд число банкротств граждан обгоняет число банкротств компаний. Итак, сколько же человек признаны банкротами с начала года? Цифра достаточно весомая — почти шесть тысяч человек. Если брать петербургскую статистику, то у нас банкротами признаны 199 компаний и 346 граждан. При этом лишь у пятой части таких людей вообще есть какое-либо имущество, которое реально можно забрать.

Будет ли эта цифра расти и что означает это страшное слово «банкрот» на самом деле, спросим у Юлии Комбаровой, директора юридического бюро. 

Яна Плукчи, ведущая:
«Юлия, первый вопрос: что означает это выросшее число банкротств - схема действительно заработала?» 
Юлия Комбарова, директор юридического бюро:
«На самом деле, можно говорить, что схема заработала. Закон о банкротстве у нас уже больше полутора лет. Ключевым моментом стало то, что появились первые завершенные процедуры банкротства. В том числе в петербургском арбитраже. В отличие от остальных регионов, у нас они появились в конце 2016 — начале 2017 года. Соответственно, люди увидели, что закон работает. Начинается выплата долгов, стали обращаться за такой реабилитационной процедурой в суд».
Яна Плукчи, ведущая:
«Жаловались, что физическим лицам приходится очень дорого банкротиться. Решилась эта проблема как-то?» 
Юлия Комбарова, директор юридического бюро:
«На самом деле, проблема не решилась. Отмечу, из чего складывается процедура банкротства. Это вознаграждение управляющего — 25 тысяч рублей по закону. Прошлым летом эту сумму повысили, было 10 тысяч рублей. Госпошлина — 100 рублей. Если все округлить, будет около 50 тысяч рублей. Но надо понимать, что за 25 тысяч арбитражные управляющие не рвутся работать. Поэтому фактически стоимость банкротства стоит около ста тысяч».
Яна Плукчи, ведущая:
«Уже прошло время с первых банкротств. Что можно сказать: есть ли жизнь после банкротства? Все-таки больше трех четвертей людей, это статистика, ничего не выплатили банкам. Так как теперь живут эти люди, списавшие 100% своего долга?» 
Юлия Комбарова, директор юридического бюро:
«Во-первых, конечно, понятно, что жизнь после банкротства есть. И она как раз во время банкротства и начинается. Именно после принятия заявления судом и признания его обоснованным вводится финансовый мараторий на деятельность граждан. И соответственно уже с этого момента граждане перестают платить займы и кредиты. И уже с этого момента дышат более-менее спокойно. Доход весь оставляют себе. После банкротства граждане живут хорошо. Это моральный фактор».

Обсуждение