Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 08:24
  • +15°
  • доллар 64,61
  • евро 72,31

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

«За неделю можно человека научить водить танк и стрелять на нем». Интервью террориста из СИЗО ФСБ

370
Поделиться:

Его имя Исламжон. Фамилия - Захидов. Ему 19 лет. Посмотрите на него. Вы верите, что этот молодой человек участвовал в боевых действиях? Два год он провел в Сирии. Воевал в рядах запрещенной в России террористической организации «Джебхат ан-Нусра».

Реклама

Захидова сотрудники ФСБ задержали в июне прошлого года. Когда он вдруг решил приехать в Петербург. В своем единственном интервью, которое он дал программе «Степень защиты, Захидов рассказал, кто воюет, как и зачем.

Корреспондент:  
«Почему вы в 17 лет поехали в Сирию?»
ИСЛАМЖОН ЗАХИДОВ, осужденный за участие в международной террористической организации:
«Я думал, что буду помогать мусульманам».
Корреспондент:  
«Чем ваххабиты отличаются от других мусульман?»
ИСЛАМЖОН ЗАХИДОВ, осужденный за участие в международной террористической организации:
«Ваххабиты они тоже свои правила ставят внутренне. Человек может прочитать суру, ну, это в Коране, прийти и сказать по-другому. А другой человек, кто не знает, он возьмет и будет делать. У них убеждения другие. Если им просто открыть карты, то. Я разговаривал со многими, с дагестанцами. Они хотят вернуться. Но у них возможности нету».
Корреспондент:  
«Почему?»
ИСЛАМЖОН ЗАХИДОВ, осужденный за участие в международной террористической организации: 
«Могут их не пустить. Есть в каждой группировке амир, главный командир, так сказать. И эти люди приходят дают как бы байят, клятву. Типа, он на все готов, чтобы вступить в эту организацию. И то, что амир скажет, он обязан сделать, он дал клятву. Есть люди, которые верят, они хотят стать шахидами. Они не хотят вернуться. Есть такие люди. Чисто, умереть за мусульман и все такое». 
Корреспондент:  
«А как вы переходили границу?»
ИСЛАМЖОН ЗАХИДОВ, осужденный за участие в международной террористической организации: 
«По одному человеку турки берут. Пятьдесят долларов с человека за проход и все». 
Корреспондент:  
«А как вы проходили обучение?»
ИСЛАМЖОН ЗАХИДОВ, осужденный за участие в международной террористической организации: 
«Можно проходить обучение в лагере месяц. Физическая подготовка и навыки с оружием. Я проходил трехмесячный. За неделю можно человека научить водить танк и стрелять из него. За неделю».
Корреспондент:  
«Но вы же понимали, для чего вам дают такие знания?» 
ИСЛАМЖОН ЗАХИДОВ, осужденный за участие в международной террористической организации: 
«Бывает у человека в руках автомат, а он не знает, как им воспользоваться. Ему то надо этот навык, чтобы как-то защитить себя. А там в Сирии все ходят с автоматом и с пистолетом. Даже десятилетний мальчик ходит с пистолетом». 
Корреспондент: 
«А вы участвовали в каких-нибудь боях?» 
ИСЛАМЖОН ЗАХИДОВ, осужденный за участие в международной террористической организации: 
«В боях приходилось участвовать. Но я не знаю, убивал ли я человека. Когда десять человек стреляет, все, это не означает, что человек убил кого-то. А кто был с той стороны? Ну, я как бы знаю, шииты были, ну, войска. Иракские, иранские и сирийские войска». 
Корреспондент:  
«То есть вы воевали за мусульман против мусульман?» 
ИСЛАМЖОН ЗАХИДОВ, осужденный за участие в международной террористической организации: 
«Получается так». 
Корреспондент: 
«Вам было страшно?»
ИСЛАМЖОН ЗАХИДОВ, осужденный за участие в международной террористической организации: 

«Иногда было страшно, потом время прошло и все такое. Джихад, это, как сказать, воевать против неверующих. Есть люди, которые в джихад заходят так сильно, что все готовы делать для этого. Вот люди знают, что воюют с шиитами. Это шииты тоже, как бы мусульмане. Но у них свой Коран и своя религия. Они как бы сами установили свои правила. Есть немножко разница, небольшая. Я тоже про них много чего не знаю. МТО, ну вы знаете, международная террористическая организация, там много национальностей входит. Из дагестанцев, из узбеков, а также из Саудовской Аравии много приезжают. Есть ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация). У него свое правила. Я входил в МТО «Джабха аль-Нусра» (запрещенная в России террористическая организация). 

В Афганистане я честно говоря, не знаю. Но про них я слышал как бы хорошее. А вот плохое, когда я уже приехал сюда, что они там наркотики продают и все остальное. «Аль-Нусра», я когда там находился, я не знал, что в России признана террористической организацией. И когда я сюда приехал, да, я осознал, что это террористическая организация и все такое. А когда я там был, я не знал против кого воюю и зачем». 

Корреспондент:  
«Какое у Вас самое яркое воспоминание из детства?» 
ИСЛАМЖОН ЗАХИДОВ, осужденный за участие в международной террористической организации:
«Нет. Если вспомнить, то придут такие мысли».

Реклама

Обсуждение