Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 06:18
  • -5°
  • доллар 59,00
  • евро 69,40

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Карусель выживания: кто отвечает за безопасность аттракционов. Расследование

119
Поделиться:

Несчастный случай в парке развлечений – на скалодроме с семиметровой высоты упал подросток. У мальчика черепно-мозговая травма, компрессионный перелом позвоночника, перелом ноги.

Заведено уголовное дело. Как обеспечивается безопасность подобных аттракционов? И кто за ней следит? Расследование Елены Болдышевой.

Елена Болдышева, специальный корреспондент: «День рождения — грустный праздник», - эти строчки из популярной песни для 16-летнего Артема стали пророческими. 20 ноября вечером подростки отмечали день рождения. Именинник Артем пригласил друзей на скалодром. Первый подъем прошел удачно. Второй закончился падением. Страховочный трос расстегнулся на высоте семи метров».

Юношу с переломами доставили в больницу. Руководители скалодрома, кстати, профессиональные альпинисты, оказались в зоне пристального внимания Следственного комитета.

Александр Иванов, директор аттракциона-скалодрома, мастер спорта по альпинизму: «Мне его не открыть никак. Выщелкнуть это тоже не так просто. Случай - один миллион. Он лез по крайней дорожке, там можно даже за стяжку схватиться».

Будь у подростка опыт скалолазания, он бы схватился за канат. Но парень надеялся не на себя, а на страховку.

Елена Болдышева, специальный корреспондент: «Сколько стоит эта система?»

Александр Иванов, директор аттракциона-скалодрома, мастер спорта по альпинизму: «Эта система в розничном магазине стоит 4,5 тысячи рублей».

Но дорогая страховка не научит поведению в экстренной ситуации, а коммерческие скалодромы не превратят дилетанта в альпиниста. Обучение здесь занимает меньше времени, чем заполнение бумаг об ответственности клиентов за несоблюдение техники безопасности. Безопасность самих скалодромов официально никого не интересует.

Виктор Мяконьков, генеральный директор российской ассоциации спортивных сооружений: «Данный скалодром вообще не относится к объектам спорта. У нас ни один скалодром в Российской Федерации на сегодняшний день не сертифицирован».

А это Геленджик. Парк аттракционов. Из кресла вот этой карусели с говорящим названием «Адреналин» в июле выпала девочка. Карусельный бизнес не безопасен для клиентов, но раскрутить его можно без лицензий, но с этой осени владельцев аттракционов обязали получать сертификаты.

Алексей Койтов, юрист: «Подтверждаются они определенными аккредитованными центрами, только я бы эту фразу «аккредитованные центры» не воспринимал бы как нечто такое глобально серьезное».

Мы захотели проверить, новый сертификат – это «филькина грамота» или нет? Документы решили получить на мифические аттракционы.

Елена Болдышева, корреспондент: «Пока сознательные бизнесмены разбираются в хитросплетениях новых правил сертификации, их более предприимчивые коллеги могут обратиться к посредникам. В интернете есть огромное количество предложений о содействии в получении документов нового образца».

– Мы хотим поставить площадку в торговом центре. Но аттракционы еще находятся за границей, пока не приехали, но сертификат на них нужен сейчас для заключения договора.
– От двадцати трех.
– Двадцать три – это тысячи рублей?
– Да, тысяч рублей, да.
– Обязательно их показывать или мы можем сертифицировать, не предъявляя эти аттракционы?
–Можно показать, можно не показать. Протокол испытаний будет стоить тысяч от пятнадцати.

Протокол испытаний – это первый документ, подтверждающий безопасность. Его нам обещали выдать, не глядя. И таких штамповщиков сертификатов - пруд пруди. Им все равно, какие аттракционы будут катать наших детей

– Сколько будет стоить?
– От 15 до 20 тысяч рублей.
– А вам нужно показывать эти аттракционы?
– Нет, достаточно будет фотографий.

Установить аттракционы можно с разрешения Гостехнадзора. Офис ведомства спрятался во дворах за Сенной площадью. На столах горы папок, в них отчетность о регистрации парков и точек развлечений.

Елена Болдышева, корреспондент: «Вы можете мне дать комментарий, что мне, Васе Пупкину, Лене Болдышевой, необходимо для того, чтобы открыть свои аттракционы?»

Андрей Павлов, начальник отдела по размещению аттракционов: «Не под камеру, конечно. Вам же сказали, что мы не имеем права!»

– Покажите мне этот закон, где написано, что вы не имеете права!
– У меня приказ.

Принимать докучливых журналистов обязан пресс-секретарь. Но он в отпуске. Начальника на месте сегодня нет. Через полчаса споров и уговоров «главный по аттракционам» сдался.

– У нас сто консультаций в месяц идет с такими желающими, как вы, открыть аттракционы.
– То есть много желающих?
– Конечно. Вот сейчас звонили: мы хотим открыть детскую бесплатную площадку с аттракционами.
– Все равно нужно к вам?
– Конечно к нам. У нас батуты воруют друг у друга, потом ищем номера.

Конкуренция в бизнесе огромная. Прибыль не менее ста тысяч в месяц с одной точки. И это если на батуте в течение дня будет прыгать только по одному ребенку. Но бизнес сезонный. И далеко не безопасный.

Эти редкие кадры сняли в Казахстане. Двадцатиметровая надувная конструкция не выдерживает порыва ветра и сметает все на своем пути.

Жизнь и здоровье клиентов зависит исключительно от сознательности хозяев аттракционов. И это не только российская тенденция. На видеохостингах кадры десятков трагедий со всего мира.

А это Петербург. Май этого года. Аттракцион «Ракета» на Крестовском. Один из тросов не выдерживает и обрывается на скорости 70 километров в час. Люди остались живы благодаря второму тросу.

А это аквапарк «Вотервиль». В 2008 здесь отравились 200 человек. Кто-то переборщил с хлоркой. В 2012 умер мальчик. Сегодня комплекс работает под другим названием.

Владельцы аттракционов не остановят карусели из-за одной или двух трагедий. Прибыль дороже чьей-то жизни. Упавший на скалодроме Артем до сих пор в больнице. Может быть, он получит страховку, которая якобы включена в стоимость билета. А вот бизнесмены точно получат сертификаты и на качели, и на катапульты. Как такие бумажки превращают карусели в русскую рулетку, спросите у посредников.
 

Обсуждение