Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 18:37
  • +11°
  • доллар 65,75
  • евро 76,05

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Михаил Пиотровский: Константин Райкин говорил о цензуре толпы

910
1
Поделиться:

Директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, которого на днях избрали академиком РАН, прокомментировал ряд громких новостей октября. За что Россия борется в Сирии? Как планируют восстанавливать древний город Тадмор, или сирийскую Пальмиру? Что имел в виду Константин Райкин, когда выступал на съезде театральных деятелей? Обо всем этом — в интервью Юрию Зинчуку.

Реклама

Юрий Зинчук, ведущий: «Михаил Борисович, первый вопрос о резонансном, громком проекте  – 3D-модель Пальмиры».

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа: «Во-первых, она никакая не нашумевшая. Чем больше вы шумите, тем хуже получается. Это нормальная деловая работа. Пальмира освобождена, можно составить полную карту. Теперь карту составляют с помощью самых современных технологий. На этой карте каждый камень видно».

Юрий Зинчук, ведущий: «Каким образом составляли? Там же сейчас идут боевые действия».

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа: «Летали дроны, беспилотники на нескольких уровнях 100, 200 и 300 метров. Всё это вместе складывалось, с помощью специальной программы создавалась картинка. Это новейшая технология. Помогли военные. Следующий этап – создавать или развивать международную кампанию по реставрации Пальмиры, по возвращению Пальмире жизни. Жизнь в город вернется только через музей и археологические памятники».

Юрий Зинчук, ведущий: «Вы думаете, будет такая возможность?» 

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа: «Конечно, будет. Пальмиру уничтожали не один раз. Всегда возникал новый город. Это Ближний Восток. В таких ситуациях резко возрастает роль культуры. Люди начинают понимать, что такое культура, как она важна. Когда другие мосты взрываются, этот мост взрывать нельзя. Пальмира – это культура, пример того, что нужно применять силу для защиты культуры, и того, как нужно объединять усилия для того, чтобы культура осталась нашим общим достоянием. Вокруг музея восстановятся люди. Сама Пальмира – пустой город. Город частично разрушен, частично оттуда ушли. Туда будут возвращаться, когда оживёт музей. Градообразующее предприятие. Как и Эрмитаж. Это будет движением для экономики, для развития. Для Пальмиры – это рычаг восстановления жизни. Надо не плакать и рыдать «Ах, безобразие! Пальмиру уничтожают!» Надо заставлять правительства принимать меры».

Юрий Зинчук, ведущий: «Зачем Россия влезла в эту войну? Зачем нам нужна Сирия, Пальмира? Быть может, лучше думать о дорогах, о пенсиях?»

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа: «Думать нужно обо всём, потому что мы Россия. Сирия и Палестина – родина христианства. Там уничтожается христианство. Если христианства не будет на Ближнем Востоке, значит христианства не будет вообще. Это как у Брэдбери: убьёшь бабочку в прошлом – в будущем всё меняется. Это страшно. Мы защищаем кроме всего христианство, культуру, Пальмиру. Это такие идеалистические вещи, без которых Россия не очень живёт. Россия в своё время ввязалась в Крымскую войну. Там была борьба за проливы. Да, и проливы тоже, но это было про святую землю и права православных христиан».

Юрий Зинчук, ведущий: «Кто-то сказал: "Какая миссия у России?" Миссия у России - защищать правду в глобальном смысле».

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа: «Это смешно, но так получалось. И так было во Вторую Мировую войну».

Юрий Зинчук, ведущий: «Выступление Константина Райкина на съезде театральных деятелей. Ваша оценка: насколько сейчас общественная цензура проникла в искусство?»

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа: «Когда говорит такой человек, как Константин Райкин, ясно, что это наболевшее. Цензуры в страшном смысле у нас нет. Цензура была при его отце. Он умел её обходить. Русская интеллигенция умеет это обходить. Хуже – цензура толпы. Власть пока особенно нигде не распоряжается, за всё время моей работы директором Эрмитажа ни разу мне не говорили, что мне делать. Пока. Но есть цензура, диктат толпы: «Мы платим за билет, значит имеем право высказываться о выставках». Говорить может каждый что угодно. Но диктовать нельзя. У нас есть свои правила, которые вокруг могут не действовать. Мы можем выставлять голую натуру. Даже живую. На улице нельзя. Здесь можно. Сейчас у нас идёт выставка Яна Фабра – великий художник. Многих раздражает. Но мы объясняем, почему у Яна Фабра есть чучела животных. Это протест. Люди возмущаются, потом начинают думать».

Юрий Зинчук, ведущий: «Я вам возражу. Вы упомянули творчество Фабра. Да, прекрасно, глубинные философские смыслы, но это Фабр. А когда под видом какой-то фотовыставки, как считают некоторые «эксперты», пропагандируются откровенные темы педофилии».

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа: «Между пропагандой и пиаром разница небольшая. Вещи, которые находятся в учреждениях культуры, трогать и ломать нельзя. Говорить можно сколько угодно, стоять с плакатом «Не приводите детей», а трогать руками нельзя».

Юрий Зинчук, ведущий: «История с доской Маннергейма породила целую чехарду нелепых ситуаций. Не слишком ли часто мы оглядываемся?»

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа: «Не надо никогда слишком возбуждаться. Лет 10 тому назад мы сделали большую выставку о Маннергейме, здесь, в Эрмитаже, и в Хельсинки. Для нас он офицер гвардии, для финнов – Зимняя война. Это была нормальная реакция. Выставки не должны оставлять людей равнодушными. Это было событие в русско-финских культурных связях. У нас давно существует гостиница имени Маннергейма. И бюст там стоит, и музейчик есть. Не надо из этого устраивать чего-либо, надо нормально относиться».

Юрий Зинчук, ведущий: «Дайте мне совет как петербуржцу. Что сейчас в Эрмитаже? На что сходить? Я слышал, открывается выставка Сальвадора Дали».

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа: «Опять же Сальвадор Дали. Тиражированный художник: в какой город не приедешь – везде есть выставка Сальвадора Дали. Это выставка о каталонском сюрреализме. Особая страна. Там было много особых поэтов, особых художников. Дали предстаёт как часть этой среды.

Скоро откроется выставка итальянского художника Больдини. Это художник XIX века. Был очень знаменит. Он жил в Италии, потом в Париже. Знаменитейший портретист, женщины специально худели, чтобы походить на «тип Больдини».

Юрий Зинчук, ведущий: «Я только что вернулся из Москвы. Один мой приятель сказал: в Петербурге живут счастливые люди. Когда на душе смятение, усталость, идите в Эрмитаж. Я походил там три часа, сразу же появились новые смыслы»

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа: «Это правда. Эрмитаж недаром так называется – место уединения».
 

Реклама

Обсуждение

Всегда восхищаюсь Пиотровским. Эрмитаж в надежных руках. С нетерпением жду Больдини.