Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 14:17
  • -5°
  • доллар 56,58
  • евро 69,39

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Исполняется 30 лет со дня митинга в защиту дома Дельвига — первой градозащитной акции

238
Поделиться:

30 лет назад молодые ленинградцы предприняли попытку спасти отданный под снос дом Антона Дельвига на Владимирской площади. Прямо там, перед зданием, где во второй четверти XIX века кипела литературная жизнь Петербурга, прошла первая в городе санкционированная уличная акция эпохи перестройки. С участниками тех событий встретилась Дарина Жежелева.

— Что вы можете сказать про этот дом, желтый?

— Даже не знаю. Я не знаю, что внутри было раньше.

 — Как-то он связан с историей.

— Дом Дельвига. Его отстаивали, люди стояли со свечками.

Ленинградцы помнят, а петербуржцы — уже нет. Дом Дельвига сохранился благодаря событию, которое произошло 30 лет назад. Тот перестроечный митинг был скорее не политическим, а культурным. Может, потому и сработал. Организовать масштабную акцию пригласили творческих людей. И Владимирская площадь на несколько часов стала, как сказали бы сейчас — арт-пространством.

Сергей Васильев, член президиума Всероссийского общества охраны памятников: «С колокольни Владимирского собора раздался звук трубы, его подхватили трубачи, стоявшие на крышах зданий у площади. И дом Дельвига заговорил. Он был пустой, разрушенный, с пустыми глазницами окон. Там стояли свечи в окне. Было ощущение, что город заговорил, площадь заговорила, город вступил в диалог с жителями».

И многие из собравшихся начали осознавать, за что именно борются, уже в процессе митинга. На площади читали стихи и рассказывали о «Литературной газете», которую именно здесь выпускал друг Пушкина Дельвиг, вспоминали историю лицейского сообщества. Люди понимали, это не просто историческое здание, это часть русской поэзии. При этом «зачинщики» чувствовали холодок внутри, чем же все закончится, не ждать ли репрессий?

Алексей Ковалев, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга: «Никто не верил, что нам это удастся и что мы оттуда вернемся не в милицейских машинах, а спокойно разойдемся по домам».

Алексей Ковалев признается, тогда, в 1986-м, ходили по краю законного. Подстраховывались — искали поддержку у горкома комсомола, а позже обратились в газету «Смена». В итоге удалось убедить власти: или сейчас этот митинг, большой и разрешенный, или множество стихийных. В итоге «добро» дали только в ночь перед самой акцией.

Алексей Ковалев, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга: «Мы применили все возможные легальные средства общественной борьбы. Это и выступления в прессе, и направление различного рода писем, сборы подписей, и проведение альтернативной экспертизы, и проведение митинга, который был первым легальным митингом в Петербурге и может быть, первым в стране».

Дарина Жежелева, корреспондент: «В доме Дельвига не открыли музей, посвященный творчеству поэта. Назначение здания сейчас вообще далеко от искусства — в нем находится банк. Зато дом стоит и прекрасно выглядит. А вот историческому зданию по соседству повезло меньше — дом Рогова после продолжительного сопротивления градозащитников все-таки снесли в 2012 году».

А еще раньше, спустя всего год после громкой победы с домом Дельвига, не удалось отстоять гостиницу «Англетер». Последнее пристанище Есенина полностью разобрали и отстроили заново, уже в 1991-м. Теперь градозащитники говорят — все происходило очень быстро, почти тайком. Этому охотно можно поверить — ведь и дом Рогова снесли под шумок, в рождественские дни. И вряд ли тогда этому смог бы помешать театрализованный митинг.
 

Обсуждение