Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 21:47
  • +8°
  • доллар 57,33
  • евро 67,45

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

17 минут о будущем: что на сегодняшний день известно о реконструкции Русского музея

226
Поделиться:

На уходящей неделе в Русском музее состоялся брифинг директора Владимир Гусева. Вопреки ожиданиям журналистов, детального плана реконструкции общественности так и не представили, но ответы на некоторые вопросы все-таки удалось получить. В Михайловском дворце побывала Евгения Альтфельд.

Юрий Зинчук, ведущий: «А теперь вновь возвращаемся к одной из самых волнительных для нас тем. Реконструкция Русского музея. Мы, наконец, получили официальный ответ из Министерства культуры на наш запрос о том, что будет с Русским музеем. Давайте вчитаемся в сухие строки этого документа. Вчитаемся внимательно, потому что за ними приоткрывается будущее музея.

То есть планов громадьё. Но вдруг на этой неделе с неожиданным заявлением выступает директор музея Владимир Гусев. И его слова можно оценить как сенсацию. Оказывается, объем финансирования резко будет сокращен с 2 млрд до 800 млн рублей — более чем в 2 раза. А значит, и объемы работ будут сокращены тоже более чем в два раза. И никаких киноцентров, конгресс-холлов и гостиниц, получается, не будет. Что это – победа тех, кто был категорически против глобальной реконструкции? Или, если сверять это письмо из Минкульта со словами Владимира Гусева, абсолютное воплощение ситуации, описанной поговоркой "правая рука не знает, что делает левая". Непонятно. Но и брифинг Владимира Гусева длился 17 минут. Вы представьте себе, речь идет о переделке дворца, который строил великий Карл Росси, а о его деталях рассказывают на ходу, на бегу всего лишь за 17 минут.

Евгения Альтфельд продолжит распутывать клубок тайн и загадок вокруг реконструкции Михайловского дворца».

Евгения Альтфельд, корреспондент: «Площадь искусств. Это, конечно, не очередь на Серова, но тем не менее, люди встали спозаранку, чтобы приехать к открытию музея. Возможно, ажиотаж связан с шумихой вокруг реконструкции — поговаривали, что музей могут закрыть аж на 5 лет. Директор Владимир Гусев уверяет – музей будет работать как обычно, и только некоторые экспозиции закроют на время работ».

До появления рабочих и строительной техники в Михайловском дворце остались считаные дни. Эта информация — ничтожно малая часть того, что надеялись узнать журналисты собравшись на встречу с Владимиром Гусевым. На этот раз пресс-конференцию он устраивать не стал. Ограничился коротким брифингом — без стола и табличек, стоя у микрофона. Формат четко обозначил позицию — подробного разговора не будет. Словно речь не идет об одном из самых болезненных и спорных проектов для города. Директор музея стоял встал на фоне картины Репина – «Заседание Государственного совета». И будто спиной ощущая поддержку чиновных мужей, Владимир Гусев начал общение так: «Слишком много, мягко говоря, неточностей появилось и в прессе, и в общественных обсуждениях».

Тема реконструкции самого большого в мире хранилища русского искусства буквально расколола общественность. Ведь Петербург особенно остро переживает любые попытки вмешательства в историю. Атмосфера строжайшей секретности еще больше накалила обстановку. И вот, наконец, Владимир Гусев озвучил итоговое решение — оно прозвучало как условие некоего общественного договора, который придется в точности соблюсти.

Владимир Гусев, директор Русского музея: «Мы будем осуществлять перекрытие одного двора-колодца — левого. Работы до 2019 года включительно. Думаю, есть возможность сделать и раньше. Что исключается — не только глобального перемещения фондов не будет, ни один фонд не перемещается никуда, не только за стены Михайловского дворца, но и за стены своих помещений. Все фонды остаются на своих местах».

Петербург волновался не без причины. Вспомнить только переезд военно-морского музея из здания Биржи, который закончился утратой огромного числа экспонатов, уголовным делом по обвинению в хищении миллиарда рублей, отпущенных бюджетом на переезд музея и арестом его директора Андрея Лялина.

Недавно криминальные события закрутились вокруг самого Министерства культуры – инициатора проекта реконструкции Русского музея. В Москве арестовали замминистра Григория Пирумова и директора управления инвестиционной политикой министерства Бориса Мазо – им уже предъявлено официальное обвинение – мошенничество в особо крупном размере. А ведь именно Мазо в случае утверждения проекта должен был курировать финансовые потоки, направляемые в Петербург. Следы федеральных коррупционных скандалов — повсюду и в изуродованной Изборской крепости, и в самом центре Петербурге, на улице Репина, где пропала часть исторической брусчатки.

Скандал в Минкульте должен был поставить крест на проекте реконструкции Русского музея. Но уголовные дела в Минкульте ни на что не повлияют — ответил на вопрос журналистов Владимир Гусев. А вот о самих планах подробно так и не рассказал — хотя именно ради этого вся петербургская пресса и примчалась на брифинг. На выходе — лишь скупая информация: от первоначального проекта 2002 года архитектора Филиппова решили отказаться. Планировалось создание 2 атриумов во внутренних дворах Михайловского замка – лифт в одном и конференц-зал в другом. Именно на него соглашался дать кредит Банк всемирного развития. Теперь речь идет лишь о левом дворе, где планируют разместить и лифт, и лекторий. Но по-прежнему висит в воздухе вопрос: не является ли вмешательство в тело памятника прямым нарушением охранного законодательства?

Владимир Гусев, директор Русского музея: «Я тоже считаю себя защитником, так как 30 лет здесь проработал. Никаких нарушений закона не будет допущено. Если другие эксперты посчитают, что эти эксперты что-то не так сделали, пусть они спорят и судятся. Никаких нарушений закона нет, если будут выявлены и если будет вышестоящей инстанцией или правоохранительными органами предписано, чего-то не делать, то заказчики — а музей не является заказчиком — будут выполнять эти предписания».

Журналисты требовали Владимира Гусева раскрыть детали проекта. Объясните — буквально на пальцах — как будет проходить реконструкция? Как будут крепиться перекрытия пространства двора, если нарушение целостности исторических стен недопустимо? В Федеральном законе «Об объектах культурного наследия» написано: «На территории памятника или ансамбля запрещаются строительство объектов капитального строительства и увеличение объемно-пространственных характеристик существующих на территории памятника. Неудобных вопросов оказалось слишком много. Обычно сдержанный директор музея не сумел скрыть раздражения».

Владимир Гусев, директор Русского музея: «Будет все крепиться, потому что без крепления к историческим стенам все будет валиться. У нас все крепиться к историческим стенам. Все коллеги — последний вопрос».

Евгений Альтфельд, корреспондент: «Продержавшись ровно 17 минут (именно столько длился брифинг), Владимир Гусев ушел. А журналисты еще долго обсуждали вопросы, на которые так и не получили ответа. И не удивительно, ведь как можно объяснить планы по реконструкции самого большого в мире хранилища русского искусства за 17 минут. Что такое 17 минут? Три неполных серии "Смешариков"».
 

Обсуждение