Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 09:30
  • +1°
  • доллар 57,51
  • евро 67,89

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Презумция согласия: новый законопроект должен положить конец спорам вокруг донорства органов

380
Поделиться:

Конституционный суд принял решение, которое ставит точку в непростом вопросе изъятия органов у умерших людей. Он подтвердил: согласие родственников не требуется, так прописано в действующем законе 1992 года. Впрочем, всё может измениться. Законопроект «О донорстве» вот уже несколько лет разрабатывает Минздрав. Предполагается, что человек сам ещё при жизни решит этот вопрос. Елена Болдышева узнала мнение медиков.

Этот человек в маске — Роман Пономарев. В его груди бьется чужое сердце. Если бы не оно, то простой строитель, отец двоих детей вряд ли дал нам интервью.

Роман Пономарев: «Я три года жил на медикаментах просто. Все под богом ходим. Как было бы, так и было бы. Поэтому я шел спокойно, уверенно».

Роману повезло, ведь по статистике каждый третий не доживает до пересадки сердца.

Герман Николаев, главный трансплантолог комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга: «В нашем листе ожидания по пересадке сердца тридцать процентов летальности в течение года».

От кого получили донорские органы, пациенту не сообщают. Таковы правила. Но поневоле ставшее родным сердце, иногда напоминает о своей прошлой жизни.

Елена Болдышева, корреспондент: «А изменились привычки?».

Роман Пономарёв: «Свободное время у меня появилось, может быть, я стал больше слушать музыку, но это спорный вопрос».

Донорские органы медики могут забрать не спрашивая умершего или его родственников. В законе от 1992 года это называется «презумпция согласия».

Елена Болдышева, корреспондент: «Врачи считают, что благодаря "презумпции согласия" спасены сотни людей ожидающих донорские органы. По мнению медиков, просить родственников подписать бумаги о передаче для трансплантации сердца близкого человека после его смерти, по крайней мере, неэтично»

Трансплантология сложна и с медицинской, и с моральной точки зрения. Это Елена. Ее дочь сбила машина. Шесть дней комы. В день смерти родных в палату не пустили.

Елена Саблина, мать Алины Саблиной: «С первого дня они ее рассматривали как донора. У них не было интереса спасти ей жизнь. Буквально со второго дня они сообщили во все донорские центры, что у них есть донор».

О том, что у дочери изъяты органы, мать узнала из уголовного дела.

Елена Саблина, мать Алины Саблиной: «Я потом уже стала анализировать, что в тот момент, когда меня не пустили в палату, они изымали органы. Алину просто разбирали на части. Центр Шумакова изъял почки, другой центр у нее изъял сердце. Просто, как на базаре».

Громкое дело вылилось на страницы газет. Конституционный суд признал: врачи действовали по закону. Но еще в 2003 году этот же суд говорил, что правила требуют доработки. В Минздраве разработали новый законопроект. Согласно ему, сложный вопрос изъятия органов в случае внезапной смерти, каждый сможет решить заранее. Создадут единый регистр, в котором можно оставить запись о своем решении.

Александр Чангли, адвокат международной коллегии адвокатов: «Будет проработан механизм, когда лицо, которое не согласно с тем, чтобы у него после смерти изъяли органы, может написать заявление, которое будет внесено в реестр и после смерти врачи в любом случае обязаны будут свериться с этим реестром».

Врачи по-прежнему будут не обязаны спрашивать согласия на пересадку у близких умершего. Но сами родственники вправе выразить протест, который медики примут во внимание.

Елена Болдышева, корреспондент: «В истории трансплантологии известен случай, который называется "эффект Николоса". Когда отец трагически погибшего ребенка отдал его органы для пересадки. Реджинальд Грин передал трансплантологам сердце, легкие, почки, печень и роговицу своего маленького сына Николоса. Это решение спасло семь детских жизней».

После смерти мозга у медиков есть несколько часов, для того чтобы подобрать рецепиента и передать органы трансплантологам. В процессе, по словам врачей, обычно задействовано около двухсот человек, которые должны выяснить, когда и кому можно сделать пересадку.

Герман Николаев, главный трансплантолог комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга: «Презумпция согласия является единственным правильным методом развития трансплантологии. Потому что если мы сейчас начнем всех спрашивать, можно ли забрать органы, то процентах в 90 мы будем иметь отказ».

Проблема пересадки органов не имеет общего решения. Медики, спасая умирающих в ожидании трансплантации, поневоле могут причинять боль родственникам умерших. Новый законопроект, по словам юристов, оставляет право каждому сделать единственно верный для него выбор при жизни.
 

Репортёры

Обсуждение