Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 18:04
  • +14°
  • доллар 70,74
  • евро 80,09

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Легенда об императоре, или История старца Федора Томского

636
Поделиться:

Версию о том, что император Александр I и старец Федор Кузьмич – один и тот же человек, не опровергают даже в научном мире. Алексей Михалев отправился в Томск и посетил места, связанные с жизнью таинственного старца.

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «На этой неделе исполнилось ровно 215 лет со дня, когда Александр I взошел на престол императора Российской Империи. 215 лет. Но то ли убийство его отца – императора Павла I в Михайловском замке, то ли злой рок, который всегда преследовал Александра, но до сих пор мы не знаем ответа на вопросы о его загадочной судьбе. По одной из версий, смерть свою в 1825 году он инсценировал, после чего вел жизнь простого человека – старца Федора Кузьмича, который потом был причислен к лику святых как Феодор Томский. Четыре тысячи километров разделяют Санкт-Петербург и Томск.

Наш обозреватель Алексей Михалев проделал этот путь, чтобы попытаться еще раз найти разгадку этой одной из самых невероятных тайн российской истории».

В уютно-патриархальном Томске легенда об императоре звучит совершенно естественно. Не оторвавшийся от своих корней, город совместил в себе былинность и даже сказочность с научным статусом первого сибирского университета. И потому самые невероятные сюжеты в Томске кажутся чем-то обычным и обоснованным. Можно запросто подняться по лестнице многоэтажки и взять в руки вещи, которые принадлежали таинственному старцу.

Дмитрий Рождественский, хранитель личных вещей святого Феодора Томского: «Вот его шапочка, губка, рубаха. Явно на высокого человека».

Дмитрий Рождественский – праправнук того самого купца Хромова, в доме которого долгие годы жил Федор Кузьмич. Вот уже полтора столетия личные вещи старца хранятся в обычной квартире как сугубо семейная реликвия.

Дмитрий Рождественский: «Все мы люди. Император - такой же человек».

В этом нет небрежения, но священного трепета у своих нынешних владельцев вещи эти не вызывают. Их приняла бы на хранение Русская православная церковь, однако договориться об этом так и не удалось

Тем временем буквально на глазах исчез один из домов, в котором жил Федор Кузьмич. Мы обнаружили там настоящее запустение.

Алексей Михалев, обозреватель: «Удивительно, что на фоне царящего ажиотажа материальная, овеществленная память о Фёдоре Кузьмиче стремительно исчезает. Наиболее громкий скандал последних лет – два этих дома на улице Крылова, на месте которых анонсировано строительство фешенебельного ресторана».

Не то чтобы государство от этой темы дистанцировалось вовсе. Наиболее важные документы хранятся в госучреждениях. К примеру, первые упоминания о Федоре Кузьмиче, датированные 1836 годом, можно увидеть только в Томском областном архиве. Среди тысяч старинных фолиантов – статейный список преступников, в котором описан таинственный старец, возникший из ниоткуда.

Ольга Хмельницкая, начальник отдела использования и публикации документов Государственного архива Томской области: «В данном случае есть категория «бродяги». Среди них есть Кузьмич Федор. За бродяжничество и сокрытие своего места жительства наказан плетьми и сослан в Сибирь».

И все же сохранение его личных вещей, как правило, оставалось частной инициативой. Случалось такое даже в музее в годы советской власти.

Марина Лоскутова, старший научный сотрудник Томского областного краеведческого музея: «Ряд вещей люди умудрились припрятать. Вот этот альбом просто вынесли в запасник и передавали по особой описи, рискуя, очень рискуя. Когда приезжала какая-нибудь проверка, эту вещь тихо выносили в какую-нибудь кладовку».

Однако и сегодня, когда отпала нужда делать тайники в подсобках, память о старце сберегается силами церкви и десятка энтузиастов. Многие из них убеждены, что император и старец – одно лицо.

Александра Гычева, инициатор создания памятника святому Феодору Томскому: «Я в душе к нему уже привязана. К Александру I. Для меня это один человек. Они, как родные».

Тождественность двух этих людей всерьез обсуждают и в научном мире. Андрей Иезуитов – видный советский и российский ученый, на протяжении пяти лет возглавлявший Пушкинский Дом. Он убежден, что Александр I инсценировал свою смерть и транзитом через Турцию и Афганистан был тайно вывезен в Индию британским маркизом Лондондерри, яхта которого стояла на рейде у Таганрога. Якобы император провел 10 лет в буддийских монастырях, вернулся в Россию, а Лонондерри все это время выполнял роль порученца.

Андрей Иезуитов: «В 1836 году этот Лондондерри прибыл в Санкт-Петербург и имел длительную беседу с Николаем I. Это был 1836 год. Как раз в этом же году и появился старец Федор Кузьмич в Сибири».

Оставляя без комментариев эту эффектную версию, стоит признать, что герой войны с Наполеоном - маркиз Лондондерри был близко знаком с Александром I. Но это еще не доказывает теорию затворничества в Индии. Ее никогда не признает Русская православная церковь, поскольку в 1984 году Феодор Томский был канонизирован в составе собора сибирских святых.

Протоиерей Кирилл (Умрилов), игумен Богородице-Алексеевского монастыря: «Даже если подтвердится, что старец не является императором, от этого ничего не изменится. Почему люди идут к старцу? Не потому, что он император, а потому, что он угодник Божий. Как говорит пословица, к пустому колодцу не ходят».

В воспоминаниях современников Феодор Томский остался удивительно добрым, душевно щедрым человеком, чье знатное происхождение выдавало только знание семи иностранных языков. В его монашеском образе жизни аскета многие видят главное доказательство мифа. Мол, потому и сделался бродягой всесильный царь, что не простил себе грех отцеубийства, не остановил заговор против своего отца, императора Павла I. К слову, наследников Александр I не оставил, если дело дойдет до генетической экспертизы, материал для нее придется брать в гробнице его отца. Что уже вызывает возражения у научных сотрудников музея.

Сфинкс, не разгаданный до гроба,
О нем и ныне спорят вновь...

Эти строки об Александре I Петр Вяземский написал полтора века назад, и они так и не смогли устареть.
В конце концов даже Лев Толстой, встречавшийся в Томске с Федором Кузьмичом, увлеченный этой историей, но до конца не уверенный в ее правдивости, заявлял, что недоказанность легенды не имеет никакого значения и уж как минимум не отменяет ее красоты.
 

Реклама

Реклама

Обсуждение