Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 20:12
  • +4°
  • доллар 67,99
  • евро 76,75

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Рисунок блокады: история «Кобальтовой сетки» Императорского фарфорового завода

32470
Поделиться:

Своеобразным символом блокадного Ленинграда стала легендарная «Кобальтовая сетка». Сервизы в бело-синей стилистике впервые появились в 44 году и стали визитной карточкой Императорского фарфорового завода. Узор придумала ленинградская художница Анна Яцкевич именно в годы блокады. Дмитрий Копытов расскажет, как появилась идея рисунка.

Реклама

— «Сначала линии проводятся, затем на перекрестьях этих линий ставятся эти "жучки"».

Один и тот же незатейливый рисунок на чашки, чайники и блюдца Валентина Семахина наносит уже почти 40 лет. Каждый день вручную расписывает по 80 предметов из фарфора. Монотонная работа женщине совсем не надоела. Живописец с гордостью рассказывает: её сервизы сейчас украшают кухни по всему миру. Визитная карточка Императорского фарфорового завода — синяя «Кобальтовая сетка» на посуде впервые появилась в 1944-м. Сервиз из 5-ти предметов в холодный, но притягательный, северный цвет раскрасила ленинградская художница Анна Яцкевич. В заводском музее сохранились несколько её фотографий. 

Александр Кучеров, советник генерального директора Императорского фарфорового завода: «Это снимок 1945 года. Здесь она уже запечатлена с двумя государственными наградами: медалью "За оборону Ленинграда", которую она получила в 1943 году и "Орденом Красного Знамени", который она получила летом 1944 года. Я считаю, что боевой орден Красного Знамени — это очень высокая оценка её труда».

Боевой орден хрупкая от природы, интеллигентная женщина получила, конечно, не за новый вид росписи фарфора. Все 900 дней блокады она провела в родном Ленинграде, на заводе. Ехать вместе с коллегами на Урал в эвакуацию отказалась. Приближала Победу. По-своему. 

Александр Кучеров, советник генерального директора Императорского фарфорового завода: «На пристани рядом с заводом находился миноносец "Свирепый". Был протянут кабель к нему, на нём теплилась жизнь. Его надо было замаскировать. Растянули сети, развели краски фарфоровые, его замаскировали. Он был закрыт. Ни один снаряд не попал на территорию завода. Он слился с невской водой».

Страшные годы удалось пережить лишь благодаря любимой работе. И книгам. Заводскую библиотеку эвакуировать не успели. Собранная в стопки литература так и осталась лежать в заснеженных железнодорожных вагонах. Каждый день на санках Анна Яцкевич привозила книги обратно. В 43-м, после прорыва блокады, на заводе вновь открыли художественную лабораторию. А ещё спустя год на фарфоровой посуде появилась первая «Кобальтовая сетка». 

Александр Кучеров, советник генерального директора Императорского фарфорового завода: «Сказать, что именно легло в основу этого рисунка не может никто. Возможно, это было навеяно и окнами блокадного города, поскольку здесь жила её мама, здесь жила её сестра, которые в 1942 году умерли, она их похоронила. Возможно, это перекрещивание этих бумажных лент».

Бумажными лентами в Ленинграде заклеивали окна, чтобы стёкла не трескались и не вылетали от бомбёжек. На кадрах блокадной хроники видно: белые кресты тогда появились почти на всех центральных улицах города на Неве. 

Дмитрий Копытов, корреспондент: «Версию о том, что знаменитую "Кобальтовую сетку" её создательница придумала, вспоминая о блокадных днях, подтверждает факт: изначально раскрашенные чашки и чайники такого вот серо-белого цвета, что вполне в тональности ленинградской зимы».

Есть и другие версии появления «Кобальтовой сетки», тоже связанные с блокадой.

Наталья Бордей, руководитель пресс-службы Императорского фарфорового завода: «Существует теория, что художник Анна Яцкевич ходила в блокадные годы на Неву зимой долбить прорубь в реке, чтобы иметь под рукой воду на случай пожара на заводе. От голода, от усталости трещины на льду, золотые снежинки в ярких солнечных лучах — всё в её воображении скрестилось и это навеяло её декор "Кобальтовая сетка"».

Впервые похожая сеточка на чайниках и чашках завода появилась ещё при императрице Елизавете Петровне. Орнамент создан мастером Дмитрием Виноградовым. Но полоски тогда были розовыми. За «Кобальтовую сетку» фарфоровый завод получил несколько престижных медалей. Сейчас в бело-синей стилистике здесь изготавливают уже более ста видов посуды. С 70-х годов о необычном русском орнаменте узнал весь мир. В посольстве России в Париже до сих пор гостей угощают именно из сетчатой посуды. Свой привычный синий цвет кобальт приобретает после обжига при температуре больше тысячи градусов. После первого наносят так называемые мушки из золота. Правда, блестеть оно начинает не сразу.

Александра Горохова, живописец-штамповщик Императорского фарфорового завода: «Эта лужица черная - это золотосодержащий препарат, 12-процентное золото. После обжига начинает сверкать, до обжига внешний вид неприглядный».

Подделать технологию сложно, хотя умельцы из Китая несколько раз пытались. Секрет в том, что роспись подглазурная, ручной работы. У её автора, Анны Яцкевич, после войны совсем не осталось наследников. Племянница, которая тоже работала на фарфоровом заводе, умерла вскоре после самой художницы. Но их дело живёт до сих пор. И тысячи обладателей легендарных сервизов с кобальтовой сеткой считали и считают эту посуду своеобразным символом ленинградской Победы.
 

Операторы

Реклама

Обсуждение