Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 00:29
  • +6°
  • доллар 65,99
  • евро 74,90

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

365 дней без пармской ветчины и прочих яств: как бизнес Петербурга приспособился к эмбарго

334
Поделиться:

На этой неделе исполнился ровно год с момента запрета на ввоз продуктов из стран Евросоюза. Контрсакции безулсловно повлияли на рацион обычных горожан и изменили петербургские бизнес-модели. Хронику «санкционной диеты» составила Евгения Альтфельд.

Реклама

 Юрий Зинчук, ведущий: «Главным и самым обсуждаемым событием этой недели стали санкции. Дело в том, что на днях исполнился ровно год с того момента, когда наша страна ввела комплекс мер в ответ на санкции со стороны Евросоюза в отношении к России. Возник даже неологизм в русском языке – «импортозамещение». И вот прошел год. Что произошло за это время? Какие настроения пришли на смену тем тревогам, которыми мы были охвачены год назад? И мы решили провести журналистский эксперимент. Взяли наши репортажи, которые делали тогда, в августе 2014-го. И сегодня нашли тех же самых героев. Чтобы спросить у них, что поменялось в их жизни? А что поменялось в бизнесе? А что волнует их сейчас? Евгения Альтфельд собрала свидетельства наших героев».

 — Может бокал вина?
 — Давайте сначала посмотрим.

 Хорошее настроение ресторатору Игорю Зельцеру, похоже, не испортить никакими санкциями. Его заведение специализируется на морской кухне. Еще год назад владелец был готов отказаться от французских устриц в пользу сахалинских. О преимуществах диких перед выращенными на европейских фермах Игорь и говорил в том сюжете.

 — Год назад был сюжет. Что изменилось за этот год?
 - Это был толчок, который заставил нас подумать, а что есть вокруг нас.
 - А что есть вокруг нас? Как ваше меню изменилось за это время?
 - Мы нашли сыр местный, отличный от моцареллы, но интересный для меню, и не вернуть моцарелу. Мы изменили название. И у нас появилось блюдо лучше, чем было до этого. У нас лучший сыр без консервантов.
 - И как теперь называется?
 - Было «капрезе», сейчас – «закуска из помидор с фермерским сыром».

 Разрешенные аналоги деликатесных продуктов в высокой кухне использовать не хотят. При всем уважении, вкус не тот. Оставшись без пармской ветчины, в ресторане начали делать свою, но это только плюс. Одно из немногих сожалений — пустой аквариум, в котором жили бретонские лобстеры. Китайский аналог вдвое дороже – разводить золотых лобстеров ресторатор не готов. И борется за посетителя мурманской рыбой.

 И все же год назад было тревожно, вспоминает Игорь, недели мозгового штурма с шеф-поваром, отток посетителей до 40 процентов. О неизбежном росте цен и снижении прибыли тогда с досадой говорил другой ресторатор, Александр Затуливетров.

 Александр Затуливетров, ресторатор: «Здесь мои прогнозы оправдались. Цены растут и продолжают расти, поэтому наши цены тоже растут, и средний чек пропорционально падает, потому что гости отказывают себе, если раньше они брали два-три блюда, то теперь ограничиваются одним блюдом и, допустим, бокалом вина. Через год могу сказать, что все те слухи оказались не столь катастрофичными, то есть мы выжили, мы не закрылись».

 Спустя год тема санкций стала еще горячей в буквальном смысле. Запрещенные продукты сжигают, а депутаты даже предлагают обязать общепит половину меню сделать традиционно русским. Рестораторы категорически против давления, хотя местная кухня и так на подъеме.

 - Если вы посмотрите тенденции молодых поваров, то сегодня это как раз использование локальных продуктов. Нас не надо к этому принуждать, мы и сами прекрасно понимаем. И наоборот, если будут введены подобные меры, мы научимся обходить их, потому что назвать, например, «Луковый суп по-новгородски». И всё.

 Год назад владелец интернет-магазина Николай Волосянков размышлял, что будет, если запретят банковские карты иностранных компаний. В России работают около 40 тысяч онлайн-магазинов, в которых приняты безналичные платежи. Но и самый негативный сценарий не смог бы разлучить продавца и покупателя, не сдается бизнесмен.

 Николай Волосянков, владелец интернет-магазина: «Мы не переживали, потому что всегда можно оплатить при получении товара на почте. И это бы никак не повлияло, даже наоборот, лучше бы было. Почту никто не отменит. Сейчас, когда стало понятно, что никто ничего не отключает, очень интересно началась экспансия в Россию крупных сайтов, которые продают китайские товары. И они как-то не особо переживают, что отменят «Виза» и «МастерКард». Поэтому в данном случае нет вообще никаких переживаний.

 Молочная отрасль Петербурга в эпоху санкций — настоящий островок безопасности. Старейший молокозавод города все 80 лет своей истории работал на собственном сырье. Год спустя герой нашего сюжета Дмитрий Зубов продолжает заряжать оптимизмом: осталось перейти на отечественное оборудование, и дело в шляпе.

 Дмитрий Зубов, директор молокозавода: «Поскольку оборудование у меня на 100 процентов импортное, покупка запчастей стала существенно дороже. Но нет худа без добра. Я стал искать местных поставщиков, и первые наметки уже сделаны».

 Конечно же, все гадают, когда эта песня Сергея Шнурова потеряет актуальность. А пока петербургский бизнес берет пример с той упорной лягушки, которая попала в горшок с молоком.

Реклама

Обсуждение