Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 22:07
  • -1°
  • доллар 66,42
  • евро 75,21

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Полиция уходит из музеев: кто будет охранять шедевры

319
Поделиться:

Из-за сокращения личного состава МВД охрана музеев переходит в руки частных охранных предприятий. Есть ли повод для беспокойства за сохранность коллекций, разбирался Алексей Михалев.

Реклама

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «На этой неделе, как гром среди ясного неба, для многих музейщиков прозвучала информация о том, что в рамках сокращения личного состава МВД предполагается снять с 1 ноября этого года полицейскую охрану всех музеев федерального значения.

Первым забил тревогу директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Его обеспокоенность разделяет практически все музейное сообщество Петербурга. И эту встревоженность нетрудно понять. Ведь частную охранную фирму директорам музеев и библиотек придется выбирать с помощью тендера. А это означает, что победит та компания, которая предложит самую низкую цену. А это не гарантирует качества услуг. Более того, буквально всем участникам тендера, даже тем, которые проиграют, администрация музея должна будет по закону раскрыть святая святых – схему охранных систем.

В теме разбирался наш обозреватель Алексей Михалев».

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа: «Эрмитаж - это последний рубеж. Уже и мы получили черную метку».

Михаил Пиотровский бьет в набат. В указе президента говорится о сокращении персонала органов внутренних дел. Но нет ни слова о том, что музеи должны лишиться охраны, что государство впредь за них не отвечает. Это инициатива самого ведомства, убежден директор Эрмитажа. С ним солидарны его коллеги.

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа: «Речь не об охране частного предприятия малого или среднего бизнеса. Мол, дайте денег и наймем ЧОП, дело не в этом. Но должны быть люди в мундирах. Люди, которые имеют право надеть наручники на преступников, которые имеют право носить оружие. Чтобы было понятно, что они представляют государство. Речь идет о выполнении государством своих обязательств».

Зимой 1994 года из Российской национальной библиотеки были похищены десятки уникальных рукописей стоимостью 150 миллионов долларов. По мнению Антона Лихоманова, от подобных преступлений не застрахован ни один музей мира. Операция управлялась дистанционно, из Израиля, но в итоге была раскрыта.

Антон Лихоманов, генеральный директор Российской национальной библиотеки: «Дело Якубовского - это заранее спланированная кража с участием граждан разных государств. И понятно, что она долго и тщательно готовилась».

Апрель 2000 года. Дерзкий налет на Русский музей, в результате которого были похищены работы Василия Перова: картина «Гитарист-бобыль» и эскиз знаменитой «Тройки». Однако и здесь честь мундира не пострадала.

Ирина Кузнецова, начальник службы безопасности Русского музея: «Сотрудники милиции - в ту пору еще милиции - сами и нашли картины Перова. Они сейчас на своих местах в экспозиции».

Элегантная женщина идет по залам Строгановского дворца, сливаясь с потоком посетителей. Порой ее принимают за гида, и Ирина Кузнецова легко входит в роль. Руководитель службы безопасности Русского музея, в которой состоят более 600 человек, основой ремесла считает интеллект. И внедряет новую профессию профайлера.

Ирина Кузнецова, начальник службы безопасности Русского музея: «Их обязанность – распознавать, создавать для себя психологический портрет посетителей и потенциально опасных выявлять среди толпы».

Об этих методах не знали 30 лет назад, когда 48-летний Бронюс Майгис едва не уничтожил ножом и кислотой «Данаю» Рембрандта.

В итоге была создана принципиально иная система безопасности, которую в нынешнем ноябре предложено упростить. Причем услуги частников обойдутся дороже привычных договоров с полицией.

Любовь Мусиенко, директор Государственного музея истории религии: «Мы платим 5 миллионов частному охранному предприятию, 700 тысяч платим УВД за «тревожную кнопку». Это серьезные деньги».

Как оказалось, серьезные деньги не гарантируют серьезного качества. Страховые компании, не доверяя уровню частных агентств, отказались страховать экспонаты по прежней цене.

Алексей Михалев, корреспондент: «Общероссийский профсоюз негосударственной сферы безопасности уже в 2015 году прогнозирует резкое снижение спроса на охранные услуги - минимум на 20 процентов. Но число компаний, предлагающих эти услуги, за минувший год увеличилось на 2 тысячи, а количество лицензированных секьюрити - на 30 тысяч человек. Объяснить это очень просто: кризис выталкивает на рынок множество непрофессионалов, готовых работать за мизерную зарплату, что только подчеркивает статус дилетантов».

Полиция уходит в тот самый момент, когда музеи и другие культурные объекты переживают беспрецедентный прессинг со стороны так называемых «православных активистов». 14 августа участники общественного движения «Божья воля» учинили погром в Московском манеже. А до этого некие анонимные казаки угрожали расправой Льву Додину, атаковали дом Набокова, требовали отменить спектакль в «Эрарте» и пытались взять на испуг директора Эрмитажа. Михаил Пиотровский считает, что это проблема общества в целом.

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа: «[Общество,] которое не понимает, что такое музей, которое не понимает, что музей - вещь неприкосновенная, не понимает, что нельзя прийти, плевать и рвать только потому, что считаешь, что это неправильно».

Приняв на себя функции ревнителей нравственности, действуют активисты от имени церкви. Хотя сама Церковь им тех прав не делегировала, более того, расценила эти выходки как тривиальную «уголовку».

Протоиерей Александр Степанов, главный редактор радио Санкт-Петербургской митрополии «Град Петров»: «Есть хулиганство, не допустимое ни при каких обстоятельствах. Вызывать милицию, охрану и этих людей выдворять».

В пылу полемики без внимания осталась судьба самих полицейских. Они в нынешней ситуации тоже оказались в числе пострадавших.

Антон Лихоманов, генеральный директор Российской национальной библиотеки: «Не говоря о том, что все полицейские, охраняющие РНБ, получили уведомление об увольнении. Они будут безработными с 1 ноября».

Скорое расставание с полицией выглядит столь невероятным, что в музейном сообществе с новостью так и не смирились, надеясь, что проблему все же удастся урегулировать. Как бы то ни было, в минувшую среду министр культуры Владимир Мединский направил письмо президенту страны и министру внутренних дел с просьбой оставить в музеях посты полиции, что до некоторых пор сохранило в этом вопросе интригу.

Реклама

Обсуждение