Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 11:57
  • -2°
  • доллар 58,89
  • евро 69,42

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

«Здесь можно найти путь»: петербургскому дацану исполняется 100 лет

300
1
Поделиться:

По случаю 100-летнего юбилея дацана телеканал «Санкт-Петербург» встретился с настоятелем храма Будой Бадмаевым, чтобы узнать, чем живёт приход сегодня и какие секреты хранит.

Юрий Зинчук, ведущий: «Буда Бальжиевич, чем живет дацан сегодня, спустя 100 лет? Понятно, что для буддийской веры 100 лет – это даже не секунда. Это мгновение. Но для Петербурга, согласитесь, 100 лет – эпоха. И вот мы хотим поговорить об этой эпохе. У вас сегодня как на стройке. Я был здесь в 90-х гг. Здесь было запустение, какие-то сектанты хотели что-то забрать».

Буда Бадмаев, настоятель дацана «Гунзэчойнэй»: «Было что-то вроде рейдерского захвата. Зачем им нужен был храм, я не понимаю, но справедливость восторжествовала».

Юрий Зинчук, ведущий: «Это главные ворота? С юга?»

Буда Бадмаев, настоятель дацана «Гунзэчойнэй»: «Архитектура дацана связана с тем, что внешне изображает сидячего Будду»

Юрий Зинчук, ведущий: «Буддийский храм называется "Гунзэчойнэй"»

Буда Бадмаев, настоятель дацана «Гунзэчойнэй»: «Переводится "Источник святого учения Будды, сострадающего всем живым существам"».

Юрий Зинчук, ведущий: «Почему храм построен у реки?»

Буда Бадмаев, настоятель дацана «Гунзэчойнэй»: «Очень хорошо, когда вода есть. Будда как бы переходит на другой берег. Это образное представление, что человек поменял свой образ мыслей, стал другим».

Юрий Зинчук, ведущий: «Меня заинтересовали эти львы».

Буда Бадмаев, настоятель дацана «Гунзэчойнэй»: «Львица держит символ материнства. Жизнь состоит из мужского и женского начала. Эти два символа обязательно есть. Это единство двух противоположностей».

Юрий Зинчук, ведущий: «На каждом шагу какие-то чудеса, какие-то невероятные открытия»\

Буда Бадмаев, настоятель дацана «Гунзэчойнэй»: «Эти четыре колонны – четыре благородные истины. Истина страдания, истина причины страдания, истина прекращения страдания, истина пути».

Юрий Зинчук, ведущий: «Что это за дом?»

Буда Бадмаев, настоятель дацана «Гунзэчойнэй»: «В этом доме, он был построен раньше храма, было общежитие для монахов».

Юрий Зинчук, ведущий: «"Памяти репрессированных обитателей этого дома"».

Буда Бадмаев, настоятель дацана «Гунзэчойнэй»: «Было такое время. Рано или поздно все должны уйти. Всё зависит от того, сколько мы сделаем в жизни добрых дел».

Юрий Зинчук, ведущий: «Нужно сделать как можно больше добрых дел».

Буда Бадмаев, настоятель дацана «Гунзэчойнэй»: «И быть счастливым, непременно. От этого быть счастливым. Мы сейчас в нашем главном молельном зале. На обычной службе в субботу и воскресенье здесь не хватает места. Люди ощущают пользу. Когда человек не может разобраться в собственной жизни, здесь можно найти путь».

Юрий Зинчук, ведущий: «Это что за витражи?»

Буда Бадмаев, настоятель дацана «Гунзэчойнэй»: «Это витражи Рериха».

Юрий Зинчук, ведущий: «Есть ли какие-то правила, которые обязательно должен соблюдать входящий к вам в храм?»

Буда Бадмаев, настоятель дацана «Гунзэчойнэй»: «Голым нельзя – точно. Тем не менее очень демократично. Буддист должен воспитать три качества своего ума. Первое – быть счастливым. Второе – ясный ум, трезвый, ясный ум. И третье – он должен развивать любовь и сострадание. В его сознании нет культа врага. Он сразу становится счастливым. Успокаивается».

Юрий Зинчук, ведущий: «Но как же без врагов?»

Буда Бадмаев, настоятель дацана «Гунзэчойнэй»: «У меня есть враг – я могу на него разозлиться. Ударить, поругаться. А есть другой подход, когда ты спокойно относишься, говоришь "Я тебя люблю". Мы же не злимся на своего ребенка, когда он капризничает. Мы же видим, что он не понимает, что творит».

Юрий Зинчук, ведущий: «То есть к врагу, как к ребенку, который доставляет какие-то хлопоты, но это ребенок…»

Буда Бадмаев, настоятель дацана «Гунзэчойнэй»: «Есть круглые окна. В дни зимнего солнцестояния, когда ясная погода, солнце светит прямо на Будду. Здесь становится очень светло без подсветки. Будда начинает сиять».

Юрий Зинчук, ведущий: «Это и есть те самые витражи Николая Рериха?»

Буда Бадмаев, настоятель дацана «Гунзэчойнэй»: «Рыба – это символ бесконечности движения, это 5 органов чувств: лютня – слух, зеркало – зрение, шелк – осязание, и так далее. Эти мечи рассекают тьму неведения. Наша мысль подобна молнии, когда человек восклицает "Эврика". Это оно и есть».

Юрий Зинчук, ведущий: «Куда ведет эта дверь?»

Буда Бадмаев, настоятель дацана «Гунзэчойнэй»: «Лама приём ведет. Монахи здесь и живут»

Юрий Зинчук, ведущий: «Много людей ходит к вам?»

Буда Бадмаев, настоятель дацана «Гунзэчойнэй»: «Да».

Юрий Зинчук, ведущий: «Это мы уже на пятом этаже».

Буда Бадмаев, настоятель дацана «Гунзэчойнэй»: «Там монах в затворе сидит, когда он медитирует, полное уединение. Там тёмная комната. Правила затвора – не должен видеть и общаться с людьми. Еду ему приносят сюда, дверь закрывается».

Юрий Зинчук, ведущий: «Сейчас, в нынешних непростых условиях, как выжить?»

Буда Бадмаев, настоятель дацана «Гунзэчойнэй»: «Всё, что происходит в мире создано деяниями людей. Чтобы эти деяния прекратились, нужно создать духовное пространство любви и сострадания. Будда говорил так: если уже случилось, смысла нет переживать. Прошлое не вернуть. А если ничего не случилось, тем более нечего переживать».

Обсуждение

Поздравляю все прихожан с таким знаковым событием о мани бадмахум