Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 12:45
  • +23°
  • доллар 63,19
  • евро 74,12

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Дети служили «живым щитом» от фашистских самолетов: история эвакуации из Гатчины

235
Поделиться:

Телеканал «Санкт-Петербург» продолжает серию сюжетов о жителях Ленинграда, переживших страшные годы войны.

Реклама

Герои нашего цикла не только выжили тогда, они до сих пор в строю: несмотря на почтенный возраст, продолжают заниматься любимым делом. 

Сегодня история гидротехника Веры Дурчевой, построившей не одну гидроэлектростанцию в Советском Союзе. Слушал Александр Одинцов.

Вера Дурчева, житель блокадного Ленинграда: «Особого страха не было. Осознание того, что такое страх, появилось позже». 

Когда вокруг Ленинграда замкнулось вражеское кольцо Вере Дурчевой было всего-то 4 года. Сейчас говорит, детям в блокаду было проще. О тех страшных днях в мельчайших деталях она помнит по рассказам мамы. 

Вера Дурчева, житель блокадного Ленинграда: «С утра мы, дети маленькие, бегали, открывали чужие квартиры. Но мы еще не знали, что значит «чужое». Смотрели на лежащих на полу, тогда бежали и говорили: «Вот тетя умерла, дядя умер». Мы не понимали вот это слово «умер».

Тогда они жили рядом с площадью Мужества. Однажды вместе мамой шли к дому через парк Технического университета. В темном небе маленькая Вера увидела несколько десятков зеленых фонариков. Словно на парашютах, медленно они спускались на землю. И что-то, вспоминает, было в этом завораживающе красивое. Но, оказалось, это своеобразные маяки-указатели для немецкой авиации. Артобстрел, удар за ударом, рев самолетов, мать рухнула на землю, прикрыв крохотное дитя своим телом. 

Вера Дурчева, житель блокадного Ленинграда: «У нее [мамы] была единственная мысль, что если убьют, то чтобы обязательно вместе. Чтобы я не боялась, она мне говорила: «Это наши летают, это наши. Это нас будут освобождать». Я была жутко обрадована, мне жутко хотелось помахать вот этим «нашим». 

Таких историй, конечно, не мало. Ленинградских детей эвакуировали в Гатчину, но враг и туда подобрался. И здесь Вера Дурчева может и хотела бы забыть, как на поезде они покидали пригород, но память отчетливо рисует страшные картины. 

Вера Дурчева, житель блокадного Ленинграда: «Вагон, который без бортов. И очень много было женщин с детьми. И над нами очень низко пролетали самолеты со свастикой. Мы видели летчика в шлеме. Женщины поднимали вверх детей и показывали... И нас не расстреляли». 

Их составу повезло. Тот, что шел сразу следом за ними, расстреляли. Той страшной зимой 1942 года, когда город изнемогал от голода и холода лишь благодаря помощи ленинградцев удалось выжить. Потом опять эвакуация - в Горьковскую область. После войны переехали в Белоруссию, но не вернуться в Ленинград уже повзрослевшая Вера не могла. 

Вера Дурчева, житель блокадного Ленинграда: «Я поступила на гидротехнический факультет. В те времена туда брали, кроме тех, кто желал туда поступить, тех, кто имел нехорошую аттестацию советскую - детей врагов народа. Но через два года, после смерти Сталина, прошла реабилитация моего отца». 

Вклад в развитие гидротехники Веры Дурчевой, сейчас уже ведущего научного сотрудника Всероссийского научно-исследовательского института трудно недооценить. Под ее руководством возвели не одну ГЭС. 

Вера Дурчева, житель блокадного Ленинграда: «Первая любовь есть первая. Это Братская. Потом была Усть-Илимская, там я уже была самостоятельна. Вела сама все эти работы. В Братске я еще была ученицей. В Саянах я уже мэтр была». 

Она - автор почти сотни уникальных работ, в том числе даже художественных произведений. Любимому делу посвятила 55 лет своей жизни, но признается, что сейчас стала бы изучать совсем другое. Микробиология еще во время великих советских строек заинтересовала студентку. 

Вера Дурчева, житель блокадного Ленинграда: «Все плотины, которые я перечислила, являются еще объектом жизнедеятельности бактерий. И это мы были первыми, которые это установили. 20 лет назад. При чем, когда мы поехали в Европу, над нами почти смеялись, а теперь, через 20 лет, повторяют то, что мы сказали раньше». 

Сейчас нашла новое увлечение — путешествия, во время которых о работе она, кажется, не может забыть: например, обязательным пунктом в осмотре достопримечательностей Южной Америки стала опять же гидроэлектростанция. За океан она планирует вернуться еще не раз. 

Репортёры

Операторы

Реклама

Обсуждение