Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 20:58
  • +1°
  • доллар 67,52
  • евро 76,09

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Глава блокадной летописи: дневник Розы Воробьевой вернулся в семью

167
Поделиться:

На прошлой неделе на телеканале «Санкт-Петербург» зачитывались выдержки из дневника. Об авторе, кроме имени, ничего не было известно. Историю возвращения семейной реликвии рассказывает Алексей Михалев.

Реклама

Юрий Зинчук, ведущий: «А теперь об удивительной истории, участником которой стали мои коллеги. Истории обретения блокадного дневника, написанного Розой Воробьевой. После смерти блокадницы, дневник был утерян и позже обнаружен случайными людьми среди ненужных вещей. За последние годы тетрадь сменила нескольких владельцев, но все они отнеслись к записям чрезвычайно бережно.

Проделав долгий путь, дневник оказался в редакции нашего канала. И он был показан в телеэфире программы с удивительно сочетающимся в этой истории названием – «Петербургский дневник». К счастью, родственники автора записок увидели наш репортаж и вышли с нами на связь. Так, благодаря цепи удивительных совпадений, не только близкие Розы Воробьевой, но и все мы обрели еще одно, персональное, живое послание из прошлого. Еще одно свидетельство священного подвига ленинградской блокады. Наш обозреватель Алексей Михалев расскажет об этой невероятной истории».

Это история, полная мистики и невероятных совпадений.

Виктор Низельский, сын Розы Воробьевой: «Мы не могли найти этот дневник и уже потеряли надежду. И вдруг случайно включаем ваш канал – и видим. Нас это шокировало».

Галина Стамкова, племянница Розы Воробьевой: «Одновременно мы включили с Максимом ваш канал. И как показали эти дома в Парголово – я поняла, что это про Розу, мою тетю, с которой мы всю войну были вместе».

И нам приятно, что к обретению блокадного дневника причастна программа «Петербургский дневник». Красную тетрадь с множеством аппликаций узнали в эфире родные автора этих записок.

Варвара Алейникова, внучатая племянница Розы Воробьевой: «Люди, которые редко уже общаются, вдруг в одно и то же время включили один и тот же канал. В этом есть нечто мистическое. Мама открыла мне дверь, с дрожащими руками: "Идем скорее, там про Розу говорят!"».

Дневник Розы Воробьевой – это воспоминания пожилой женщины о блокадном детстве, оставленные в начале 90-х годов, незадолго до смерти. Щемящая история, которую ребенок пересказал, став уже взрослым. Не растеряв при этом детской беззащитности и доброты.

Блокаду семья Розы встретила в Парголово, в старинном деревянном доме, который вскоре сгорит после очередной бомбежки. В ту пору это обычный деревенский пригород, жители которого бродят по Ленинграду в поисках хлеба.

Алексей Михалёв, корреспондент: «Сегодня здесь всё, конечно же, иначе. Но по-прежнему легко представить себе расстояние от Парголово до Охты, которое маленьким Розе и сестре ее Вале регулярно приходилось преодолевать пешком. Хлеб непросто получить даже по карточкам. Старшая сестра отправляется пешком на Васильевский остров и приносит заветную пайку. Её одиссея – 36 километров по мёрзлому, полному опасностей, городу. Роза ходит за дурандой на Тамбовскую – это еще дальше. Каждый блокадный дневник добычу еды описывает в деталях».

Дневник Розы Воробьевой – это также сугубый документ, в котором соблюдены даты, имена, топонимы, но изучить который под силу не всякому историку. Непросто читать, как заплаканная девочка тщетно пытается поднять замерзающего на мостовой прохожего. Как детские руки держат лучину, при свете которой отец выстругивает гробы – прямо здесь, в доме. Как на автобусной остановке ребенок видит части человеческого тела и понимает, что это значит.

Ирина Низельская, невестка Розы Воробьевой: «А почему не давала читать – понятно. Она берегла нас. Не хотела, чтобы мы пережили то, что она пережила».

Галина Стамкова, племянница Розы Воробьёвой: «Один раз только она обмолвилась, что пишет дневник. И вот ребята даже не знают, что там написано, хотя, знали, что она его писала».

Пройдя сквозь муки блокады, Роза Воробьева сумела сохранить жизнелюбие и необычайно легкий характер. Впрочем, и в дневнике описаны не только лишения, но и радости. В том числе, самая долгожданная, которая застала семью в эвакуации, в Сибири.

Варвара Алейникова, внучка Розы Воробьевой: «В каждой семье свои истории. В данном случае история простой питерской семьи. Многодетной, как это было принято. Но половину этой семьи выкосила война. Как можно об этом не помнить?».

Апраксин переулок, символическая передача дневника. Он обрел своих законных владельцев там, где прошло детство этих двух солидных мужчин –  Юрия и Виктора, детей главной героини. Но прежде, чем удалось их найти, мы сочли уместным передать тетрадь для оцифровки в президентскую библиотеку имени Бориса Ельцина. Электронную копию скоро можно найти также на сайте нашего канала. Блокадная летопись Ленинграда пополнилась еще одной главой.

Реклама

Обсуждение