Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 14:55
  • +27°
  • доллар 63,27
  • евро 73,48

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Врачи или полиция: Кому и как помогать пьяным

745
Поделиться:

Вытрезвители были закрыты в 2011 году. С тех пор их функции были возложены на больницы. Как выхаживают пьяных, в какую сумму обходится такой «больной» - в репортаже Елены Болдышевой.

Реклама

Юрий Зинчук, ведущий программа «Пульс города»: «4 апреля в 11 городах России пройдут митинги в защиту петербургских врачей. Митинг будет и в нашем городе. Причиной возмущения стала история, связанная с увольнением фельдшеров 11-й подстанции скорой помощи Петербурга.

Их уволили за грубое отношение к пациенту, который, как установила потом экспертиза, был пьян до невменяемости. Медики подготовили резолюцию, в которой просят создать специальные санитарные бригады на каждой подстанции скорой помощи и обеспечить им дополнительную защиту при доставке пьяных пациентов в больницу, а также переложить оплату медицинских услуг за протрезвление с плеч налогоплательщиков на самих пьяниц. Напился. С тобой врачи возились. Протрезвел. Заплати.

Кстати, так было и в СССР. Штрафы за пьянство были очень большие. Сегодня лечение одного пациента, находящегося в алкогольном опьянении, стоит от полутора до пяти тысяч рублей. А с 2011 года, когда закрыли вытрезвители, граждан в невменяемом состоянии должны забирать не полицейские, а врачи.

А что они думают по этому поводу? Елена Болдышева провела одну смену на дежурстве вместе с врачами».

Кадры 1995 года. Милиционеры без церемоний несут гражданина к дверям вытрезвителя. Там его ждет быстрый осмотр у фельдшера, затем отдых в прохладной комнате. А вот видео этого года. Бригада врачей пытается дотащить человека до скорой, чтобы отвезти в больницу. Из-за такого обращения с пациентом медикам затем пришлось уволиться. Первую и вторую съемку разделяют двадцать лет. Сегодня пьяниц меньше не стало. Но в их страданиях теперь виноваты люди в белых халатах.

Елена Болдышева, корреспондент: «Типовая больница. Из-за особенностей проекта врачи между собой называют их «гребенка». Таких в Петербурге три. Когда разрабатывали проект здания, предполагалось, что 93 процента больных будут плановыми, семь — по скорой. Сейчас все изменилось с точностью до наоборот».

А с 2011 года, тогда закрыли вытрезвители, к ожидающим в приемном покое добавили пьяных. Ежедневно через эти узкие коридоры проходят около трехсот человек. Одна десятая больных в невменяемом состоянии. Обычные пациенты с завистью смотрят на пьяных, которых сопровождает группа медиков. Без очереди и с почестями.

Вытрезвитель конца прошлого века. Прохладная комната. Минимум удобств и белья. Проспался — на выход. А это палата Елизаветинской больницы. Чистое белье, стерильные условия.

Андрей Кунаев, заведующий приемным покоем Елизаветинской больницы: «Берется клинический анализ крови. Практически всем берется биохимический анализ крови. Каждому берется кровь на этанол. В сумме - 1,5 тысячи рублей. Плюс, практически все с черепно-мозговыми травмами поступают. Делается компьютерная томография. Это еще три тысячи».

Осмотр высококлассных специалистов в прейскурант не входит. Да и клиенты платить не собираются. У большинства пьяных медицинской страховки нет.

Елена Болдышева, корреспондент: «Первый советский вытрезвитель появился 14 ноября 1931 года. Он открылся в Ленинграде на улице Марата. Тогда вытрезвители находились в ведении народного комитета по здравоохранению. Но в 1940 году Лаврентий Берия своим приказом передал их в распоряжение НКВД».

Со временем надзор за пьяными перешел к милиции. Вытрезвитель стал одним из любимых сатирических объектов для кинематографистов. В каждом РУВД был вытрезвитель. Но анализов там не делали. Из медицинской помощи только холодный душ. Из психологической — «телега» на работу, общественное порицание и лишение премии.

Дмитрий Шагин, художник: «Эта система была не для того, чтобы помочь человеку, а карательная».

Дмитрий Шагин не пьет больше двадцати лет. Но в памяти навсегда остались картины советских вытрезвителей.

Дмитрий Шагин, художник: «Я сам бывал в вытрезвителе. Много раз причем».

Художника научили, чтобы не попасть в вытрезвитель, нужно снять один ботинок. С таким «недокомплектом» в милиции не смогут оформить бумаги.

Дмитрий Шагин, художник: «Когда они поняли, что одного ботинка нет, то меня зверски избили. Сломали несколько ребер и выкинули мордой в сугроб».

На этой картине художник запечатлел целый пласт жизни советского рабочего.

Дмитрий Шагин, художник: «Это в период получки или аванса. То есть два раза в месяц такая сцена наблюдалась. Люди шли недалеко от завода в ларек. Тут их всех и «вязали». Привозили в вытрезвитель, отбирали все деньги полностью».

Караулили и у ресторанов. Впрочем, гражданина могли забрать и прямо из бара. Тогда с пьяными особо не церемонились. А сегодня невменяемые граждане сами диктуют условия.

Ирина Зайкина, медсестра отделения экзогенной интоксикации Елизаветинской больницы: «Больные с оксибутиратом. Они приезжают и лежат «пупсиками». Подходишь к нему, он вскакивает. Реакция бывает непредсказуема».

Ночью привозят по несколько человек сразу. Из персонала - врач и медсестра. Буйных привязывают.

Ирина Зайкина, медсестра отделения экзогенной интоксикации Елизаветинской больницы: «У нас больные, которые рвут вязки. Кровати сломаны больными. Они писают. Не хватает ни клеенки, ничего. Меняем очень часто эти матрацы. Клеенка, дальше одноразовый наматрасник. И все равно прожигает это все».

Врачи говорят, что только десяти процентам пьяных нужна медицинская помощь.

Александр Назаров, заместитель главного врача по неврологии Елизаветинской больницы: «Все равно полностью не удастся разделить потоки. Это пьяный или пьяный с какой-то патологией. Поэтому такие пациенты будут попадать и в нашу больницу, и в другие больницы. Видимо, в городе должны существовать такие отделения».

В Минздраве не оставляют надежд вернуть функции полиции.

Вероника Скворцова, министр здравоохранения Российской Федерации: «Министерство здравоохранения на протяжении последних полутора лет горячо проводит идею о необходимости возврата вытрезвителей, которые всегда были в системе МВД».

Но полиция не стремится взять под свое крыло невменяемых подопечных.

Единого решения, кому опекать пьяных граждан, еще нет. А пока в Елизаветинской больнице строят новое отделение скорой помощи. Там потоки пациентов будут разделены на входе. С инфарктами в одну дверь, с травмами - в другую, беременным - в третью. Для нетрезвых в проекте тоже нашлось место. Отделение на двенадцать коек. Врачи говорят, что если с больниц снимут функции вытрезвителя, то они найдут применение палате в новом современном приемном покое.

 

Репортёры

Реклама

Обсуждение