Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 10:08
  • -17°
  • доллар 66,33
  • евро 75,58

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

И сейчас я люблю хлеб: история библиотекаря РНБ

534
Поделиться:

Они не только сражались за Родину, но и сделали все для того, чтобы она осталась жива после страшной войны.

Реклама

В преддверии Дня Победы наша редакция подготовила цикл материалов о, к несчастью, уже немногих свидетелях кошмарных 40-х. Эти люди героически пережили Великую Отечественную войну и до сих пор вкладывают силы в процветание страны. 

Сюжеты наших корреспондентов - о людях разных профессий, которые, несмотря на почтенный возраст, продолжают заниматься любимым делом. 

Сегодня история Аллы Набережневой. Слово - Марии Марченко.

65 лет среди книг. В блокаду о такой роскоши, как перелистывать страницы 18 века, Алла Набережнева могла только мечтать. Сегодня она хранитель настоящих сокровищ Русского фонда Российской национальной библиотеки. 

Алла Набережнева, житель блокадного Ленинграда: «От снаряда умереть считалось более почетно, чем с голоду».

Страшные слова понятны только тем, кто пережил блокаду. Алла Набережнева, когда узнала о войне, не захотела эвакуироваться из Ленинграда, хотя возможность была. О советско-финской кампании в город на Неве доходили только слухи. Она, тринадцатилетняя, мечтала увидеть сражения своими глазами. То, что смерть рядом, осознала, когда на Мариинский театр упала бомба. 

Алла Набережнева, житель блокадного Ленинграда: «Я иду к площади Труда. Дядька идет, весь сияет, несет ногу лошадиную. Откуда? Оказывается, снаряд упал в лошадь. Дядьке досталась эта нога. Он так счастлив, как будто выиграл сто тысяч».

Крепкая девушка с аккуратными косичками. Такой она была, когда враг взял город в кольцо. Хотя и до войны кулинарных изысков на столе не водилось, скоро семья почувствовала настоящий голод. 

Алла Набережнева, житель блокадного Ленинграда: «Четыре таких вырезали. И больше вы не могли на завтра взять, только кусочек. Тогда наголодались, и сейчас я люблю хлеб и ценю».

Одноклассники и соседи умирали один за другим. Она чудом пережила самую тяжелую зиму 1941-1942 годов. 

Алла Набережнева, житель блокадного Ленинграда: «Стояла я за хлебом. Простояли три дня. А хлеба не привезли. Совсем не было, даже твоих граммов».

Ослабевшая от голода девушка заболела чахоткой. Мать-медсестра выходила. Выменяла новые туфли на два килограмма муки. Потерпеть оставалось недолго. В марте Аллу Набережневу эвакуировали в Тамбовскую область. Но в дороге едва не умерла от тифа. 

Алла Набережнева, житель блокадного Ленинграда: «Шестнадцать суток ехала. Если кто-то заболел, его выносят на платформу. И поезд шел дальше. В больницу меня положили, постригли наголо. До весны я там лежала. А потом очнулась. Мне сказали, что я ужасы им рассказала. А это то, что я в Ленинграде видела».

Домой вернулась только в 1944 году. Квартира на набережной Красного Флота, ныне Английской, оказалась занята. Поселилась у подруг. Потом была учеба в библиотечном техникуме и работа в Русском фонде публичной библиотеки. За этими стенами лежал разрушенный Ленинград, а здесь - совсем другой мир, тихий и интеллигентный. Мир литературы. 

Алла Набережнева, житель блокадного Ленинграда: «Я, конечно, книжный червь. Хотя у нас еще в институте, в техникуме говорили, что такое библиотекарь? Это прекрасный цветок, засушенный среди книг. И таких, как я, у нас много, женщин, которые не имеют семьи».

Чтобы разбираться в иностранных изданиях, выучила английский и французский. Много лет была хранителем Блокадной коллекции: уникальных документов и фотографий. Их выставили к юбилею Победы. 

Алла Набережнева, житель блокадного Ленинграда: «Вроде бы мы одинокие, но ведь рядом книги. Они - как живые люди, которые пишут. Я читатель».

В свои 87 лет Алла Набережнева о пенсии не думает, хотя здоровье подводит. Но она каждый день заставляет себя приходить сюда. Сказывается внутренняя закалка человека, который пережил ужас и тяготы войны.

Операторы

Реклама

Обсуждение