Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 12:33
  • +3°
  • доллар 58,53
  • евро 69,33

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Кредитная петля: как выжить с валютной ипотекой

668
Поделиться:

Истории тех, кому когда-то не посчастливилось взять ипотеку в валюте, выслушала Елена Болдышева.

Юрий Зинчук, ведущий: «Безусловно, главной темой для Петербурга, впрочем, как и для всей страны остается экономическая ситуация. В связи с чем особую актуальность обретает тема кредитов. И отдельно всё, что связано с валютной ипотекой.

Вот несколько цифр, заслуживающих внимания. Это данные Петербургского отделения Всероссийского Движения Валютных Заемщиков: всего петербуржцев, имеющих ипотеку в валюте 1024 семьи. Их них: с детьми – 825 семей. Многодетные – 32 семьи, в том числе, семья Шарковых, у которых родился 5- миллионный петербуржец. Средний размер валютного кредита в Петербурге 100-150 тыс. долларов.

Средний ежемесячный платеж - 1000-1500 долларов. У 60% заемщиков долг перед банком, при переводе в рубли по текущему курсу, больше стоимости жилья. Таким образом, даже если добросовестно платившие 7-9 лет люди отдадут банкам свои квартиры добровольно или банк отнимет их по суду, заемщики еще остаются должны сверх стоимости квартиры по несколько миллионов рублей.

Я не берусь никоим образом судить этих людей. Ни в коем случае. Я хочу только лишний раз подчеркнуть – насколько важно не 7, а 77 раз отмерить, прежде чем один раз отрезать, когда принимаешь решение взять кредит. А как не попасть в сети не думающих ни о чем, кроме прибыли банковских клерков, подписывая новый кредитный договор, вот об этом неустанно надо говорить. Чтобы предостеречь от кредитной петли тех, кто пока еще не знает об этих опасностях. Елена Болдышева продолжит тему».

Домик из кубиков — единственная недвижимость, которая на 100% принадлежит этой семье. Мечты о собственной квартире утонули в штормах валютных колебаний. Пятьдесят метров на окраине теперь не по карману. В декабре заплатили банку по долларовому ипотечному кредиту почти сто тысяч рублей.

Анна Кушнерова, заемщица ипотечного кредита в валюте: «Для меня сейчас счастьем является то, чтобы я могла, чтобы я могла надеяться на что-то в будущем».

Свекровь Анны посоветовала изменить валюту кредита на рубли. Но в банке оказались умнее пожилой женщины.

Лидия Ермошина, ветеран труда: «Я им говорила, переходите в рубли. Два или три раза они сходили, им отказали».

Зависеть от курсов валют эта семья будет еще семнадцать лет. А вот другая заемщица –  Ирина – попросила о переводе кредита в рубли всего за год до конца ипотеки.

Ирина Шкуркова, заемщица ипотечного кредита в валюте: «В 2014 году, в сентябре, я обратилась в банк с просьбой рефинансировать кредит в рубли. Они мне ответили в письменном виде по электронной почте, что они не будут переводить в рубли, поскольку мне осталось платить меньше 12-ти месяцев».

Классик ошибался, когда говорил, что «каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». В Петербурге около семи тысяч обладателей ипотечного кредита в валюте. Их грустные истории написаны будто «под копирку». Почти все берут начало в 2007. У семьи Александровых тогда еще не было троих детей. Но они мечтали, чтобы все было «как у людей». И пошли в банк.

Александр Александров, заемщик ипотечного кредита в валюте: «Заявление было на 20 лет, хотя максимально — 25. Но его не утвердили. Попробовали на 25, не утвердили. Предложили, "а вот в валютный, вы вписываетесь прекрасно"».

Стандартный для тех лет ответ. Банки умело расставляли валютные капканы.

Ирина Шкуркова, заемщица ипотечного кредита в валюте: «Мы обращались в четыре банка на тот момент. Нам везде отказали в рублевой ипотеке».

Жизнь научила их считать. И деньги, и дни до прихода судебных приставов. Многие уже начали собирать нехитрый скарб.

Ирина Раева, заемщица ипотечного кредита в валюте: «Если бы я знала, что так будет, я бы не брала никакую ипотеку в принципе. Это абсурд: взять миллион двести, и после восьми с половиной лет выплат должны ещё около трёх миллионов».

Александр Александров, заемщик ипотечного кредита в валюте: «Взяв в долг 2 миллиона 400 тысяч, мы заплатили порядка 3 миллионов рублей, а должны банку 5 миллионов рублей».

В нулевых ипотека в валюте стоила дешевле, чем почти недоступная тогда рублевая. Одиннадцать процентов против тринадцати. Правда, разницу съедала конвертация долларов. Платить банкам нужно в рублях. Теперь из пачек денег, которые предстоит отдать за ипотечное жилье, Кушнеровы могли бы сложить новую просторную кухню.

Анна Кушнерова, заемщица ипотечного кредита в валюте: «Очень удобно. Сидишь и все достаешь с плиты или из холодильника. Я можно сказать миллионер. 10 миллионов, если мы будем рассчитывать на сегодняшний момент, а если мы будем отдавать еще 17 лет, то это двадцать миллионов».

Примерно столько, даже по новому курсу, стоит вилла на побережье. С садом и бассейном. Сегодня валютные заемщики не понимают, почему они должны брать риски банков на себя.
По их мнению, кредитные организации освободили себя от проблем и когда отказали выдать ипотеку в рублях, и когда не согласились рефинансировать займы. В декабре прошлого года Центробанк предложил перевести валютную ипотеку в рубли по курсу на первое октября 2014: 39 рублей, 38 копеек. Но для финансовых организаций рекомендации еще не распоряжение. Сегодня ипотеку в валюте возьмет только сумасшедший. Везде предлагают рублевые программы кредитования. В помощь банкам выделили 20 миллиардов рублей.

Александр Титок, заместитель директора агентства недвижимости: «Невский район. Квартира — 2,5 млн рублей. Средние цифры банки сегодня ставят 15 прцентов, 20 процентов первый взнос. Я еще раз говорю, по реалиям, по докладам сотрудников, мы сегодня такого первого взноса не видим. Люди сами на это не идут».

Покупатели поумнели. У банков стараются брать меньше. Аналитики и вовсе считают, что идти за кредитом в кризис — крайняя мера.

Яков Марков, профессор Международного банковского института: «Если у вас надежная работа, надежная зарплата, в семье несколько человек работают и нет такого, что одни потерявший работу, потянет за собой всю семью, тогда кредит можно брать. Если же у вас один-единственный источник дохода, если он потеряет работу, тогда всем "крышка", то лучше не рисковать».

Елена Болдышева, корреспондент: «В среду в Думе рассматривали законопроект о реструктуризации валютной ипотеки в рубли. В предлагаемом депутатами документе говорилось о запрете отбирать жилье заемщиков в течение года, а также требовалось обязать банки переводить ипотеку в рубли по ставке не выше двенадцати целых двух десятых процента. Думский Комитет по финансовым рынкам порекомендовал отклонить этот законопроект в первом чтении, так как в нем не указаны источники, которые компенсируют кредиторам убытки».

Заемщики считают, что ими могут стать те самые банки, которые в нулевых набросили им на шею «валютную петлю». Но пока взрослые решают, кому платить, годовалый Антон продолжает строить дом. Единственное доступное жилье для тех, кто взял кредит в валюте.

Репортёры

Обсуждение