Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 06:30
  • +15°
  • доллар 64,61
  • евро 72,31

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Художественный документ, или история картины Генриха Павловского «Непокоренные»

376
Поделиться:

Программа «Пульс города» подготовила сюжет, посвященный уничтоженной картине Генриха Павловского «НCепокоренные».

Реклама

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «Мы продолжаем цикл наших специальных репортажей, посвященных 70-летию Великой Победы. На этот раз мы подготовили материал об одной уникальной картине. Желая узнать всю правду о войне, мы не только прибегаем к изучению статистики: какова была численность войск, потери воюющих сторон, протяженность фронта, но и пытаемся получить информацию из художественных произведений.

Вот если вспомнить фильмы «Летят журавли», «Отец солдата», «На войне как на войне», сразу перед глазами - целая галерея образов. Мы доверяем авторскому взгляду как своему собственному, не задумываясь над тем, в каких пропорциях соединились документалистика и искусство. Как не задумываемся над тем, кто изображен на знаменитом снимке командиром, поднимающимся в атаку. Поскольку это невероятно точное попадание в собирательный образ. И изучение живописи времен Второй мировой – так же источник достоверной информации. На эту мысль нас навела судьба уничтоженной картины Генриха Павловского. Об этом в материале нашего обозревателя Алексея Михалёва».

Мы складываем свою мозаику по наитию. Шесть небольших фрагментов – это все, что осталось от монументального полотна площадью несколько метров. Сохранился, правда, эскиз, но разобрать на нем можно немногое.

Вера Ловягина, хранитель Фонда советской живописи и графики Государственного музея истории Санкт-Петербурга: «История создания этой картины не до конца ясна. Она не изучена просто. Сам художник не оставил воспоминаний о том, как он создавал эту картинку. Вероятнее всего, что это действительно был собирательный образ, что ему нужно было показать те злодеяния, которые происходили на оккупированной территории в период наступления на Москву в 1941-1942 годах».

Картину «Непокоренные» ленинградский художник Генрих Павловский начал писать в послевоенном 1946 году. Собирая материал, ездил в экспедиции в район Волоколамска, где в первый год войны сильно было партизанское движение. Но завершенную работу не принял худсовет. В итоге свой многолетний труд автор уничтожил.

Галина Пышная, совладелец коллекции работ Г. Павловского: «Его порыв разрезать картину сыграл свою роль. Это эмоции. Наверно, он ожидал признания».

Вера Ловягина, хранитель Фонда советской живописи и графики Государственного музея истории Санкт-Петербурга: «Может быть, это был эмоциональный момент. Почему худсовет не принял картину? Причин может быть несколько. Официальная причина – в 1949 году образовалась Германская Демократическая Республика, отношение к немцам было уже немножко сглаженным».

Одно из возможных объяснений драмы – оценка худсовета. Сочли, к примеру, что образ врага недоработан. Дескать, что это у вас там за неоднозначный персонаж в очках? Вот у «Кукрыниксов» все понятно: перевернутая мебель, алкоголь, ворованные картины, безумие во взгляде. Но в том-то и дело, что в обоих случаях художники не солгали.

Виктор Малышев, художник-реставратор Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи: «Художник не может это комментировать языком, он пытается делать это образами, развернуть некоторое повествование. Мы не знаем, как в действительности Гитлер себя чувствовал, насколько он был поражен паникой. Но по сути своей это было именно так».

Легко поймать на грубой ошибке или подлоге: завышении или занижении потерь. Но как оценить правдивость жеста, мимики, взгляда? Да и почем нам знать, как обстояло все на самом деле? Даже каноническое, как теперь считается, изображение Суворова 100 лет назад подняли на смех.

Евгений Емельянов, главный художник Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи: «Не может такого быть. Вот они так летят со скалы – якобы все это неправдоподобно. У них расчехлены штыки, на которые напорются явно летящие сверху. Суворов сам на уступе скачет на коне – он явно полетит кубарем. Суриков намеренно это делает. Штыки символизируют опасность, они на грани, они все ходят на грани жизни и смерти, они играют со смертью по сути дела. Ради идеи, ради высшего смысла они презирают смерть».

Картину, правда, лично отстоял император Николай II. А вот полотну Бориса Неменского, несмотря на заступничество Константина Симонова, повезло меньше. «Безымянная высота» – одно из самых пронзительных произведений о Второй мировой войне. Обвиненная в «абстрактном гуманизме», картина надолго попала в список запрещенных.

Сергей Левандовский, ведущий специалист Государственного Русского музея: «Нам было странно, даже дико видеть, что они как бы уравнены. Захватчик-агрессор и защитник Отечества. Но если посмотреть философски, то действительно как бы боль о юности, о гибели в расцвете сил».

Эти кадры мы снимали год назад. И надеялись на продолжение интервью, но в конце марта не стало Владимира Никитина – талантливого фотографа и настоящего подвижника, составителя альбома «Неизвестная блокада». Собранные им кадры – бытовые сцены и все те же художественные образы, также подвергнутые цензуре.

Владимир Никитин, автор-составитель альбома «Неизвестная блокада»: «Вроде все обычно – сидят тетки и дети. И больше никого. Какая-то на заднем плане фигурка Деда Мороза и даже елочка стоит, но нет главного – нет стола, нет новогоднего стола».

В этом смысле у живописи преимущество перед фотографией. Для передачи настроения, запаха и даже стука метронома у художника больше средств. Именно тем ценны малоизвестные картины ленинградского художника Бориса Хоменко.

Сергей Левандовский, ведущий специалист Государственного Русского музея: «Эти работы такие экспрессивные, они несут ощущение той стужи, голода, холода».

Является ли художественное произведение историческим документом? Ведь на ордене Александра Невского – образ Николая Черкасова, созданный в одноименном фильме. А былинный Илья Муромец пережил века и неоднократно явился под разными именами, не утратив при этом правдивости и документальной точности.

Виктор Малышев, художник-реставратор Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи: «Песни всегда об одном и том же. Разными средствами, разными манерами. Тот же матрос Кошка. Матрос Кошка был и во Вторую мировую войну. С теми же подвигами, но другими данными в отношении обстоятельств, в отношении оружия и так далее. Но дух тот же самый».

Годы спустя художественные картины, подобно античным монетам, сохранят образы героев прошлого. И вполне вероятно, что шесть уцелевших фрагментов позволят узнать, кого именно изобразил на своей картине Генрих Павловский.

 

Реклама

Обсуждение