Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 01:01
  • +10°
  • доллар 73,15
  • евро 85,92

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Жорес Алферов: Я просто очень беспокоюсь за будущее своей страны

494
Поделиться:

Жорес Алферов в интервью обозревателю программы «Пульс города» Алексею Михалеву рассказал о своих кадровых ошибках, дал оценку состоянию российской науки и высказал свое мнение о научно-техническом прогрессе.

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «15 марта отмечает 85-летний юбилей Жорес Иванович Алферов.

Академик Алферов – лауреат Нобелевской премии по физике, председатель президиума Санкт-Петербургского научного центра Российской академии наук, депутат Госдумы, ректор Санкт-Петербургского Академического университета - научно-образовательного центра нанотехнологий РАН.

Наш обозреватель Алексей Михалев смог записать эксклюзивное интервью с Жоресом Ивановичем Алферовым».

Алексей Михалев, корреспондент: «Юбилей – это всегда подведение итогов, взгляд в прошлое. Оглядываясь назад, Вы о чем-нибудь сожалеете?».

Жорес Алферов, физик, лауреат Нобелевской премии: «Конечно, сожалею. Я не могу сказать, что делал крупные ошибки непосредственно в научных исследованиях. Когда я занимался уже научно-организационной деятельностью и особенно на посту директора института, там, конечно, кадровые ошибки у меня уже были и не раз. И, безусловно, были, когда я стал председателем Ленинградского научного центра.

Эти кадровые ошибки стали для меня совершенно ясны, когда изменились условия в стране.

Если вы выбрали карьериста на руководящий пост, при этом он будет делать научную и научно-организационную карьеру, ну, как говорится, и фиг с ним, с его карьеризмом. Потому что он карьеру будет делать, принося пользу науке, стране. А вот, когда все изменилось, и эти качества характера сразу проявляются в другом направлении. И здесь я до сих пор пожинаю плоды ошибок».

Алексей Михалев, корреспондент: «Объясните мне, пожалуйста, феномен медленного увядания российской, советской науки. Я действительно этого не понимаю. Мои родители физики, все происходило на моих глазах. Я помню прекрасно всю романтику фильма «Девять дней одного года» В моем понимании все было идеально для любого строя. Экономического. Политического. Почему же все-таки так произошло?»

Жорес Алферов, физик, лауреат Нобелевской премии: «Это очень тяжелый вопрос. Созданные нами высокотехнологические отрасли промышленности были основой развития страны. Там был военный плюс — это другое дело, но каждое из десятков оборонно-промышленных министерств могло стать транснациональной компанией.

Вы можете по-разному относиться к советской власти, к социалистическим идеям, но развал Советского Союза есть удар под корень по экономике, по жизни, по всему абсолютно. Я часто говорю, что если бы Соединенные Штаты Америки, представьте, разделили бы на 15 независимых государств: какая была бы катастрофа для США. Они превратились бы в ничто. Поэтому я говорю, единственный мирный способ возрождения страны — возрождение высокотехнологичных отраслей экономики и, следовательно, востребованность науки, научно-исследовательских разработок».

Алексей Михалев, корреспондент: «Когда вы говорите, что не будь этих событий, iPhone бы изобрели у нас. Это гипербола?»

Жорес Алферов, физик, лауреат Нобелевской премии: «Что основа в iPhone в конечном счете? Это элементная база. Кремниевые чипы – да, они впереди. Могло быть и у них. Но мы повторяли их с небольшим отставанием. А дальше – СВЧ-транзистор на гетероструктурах, использование всякой светодиодной техники. Гетероструктуры мы сделали раньше. Мы опытное производство сделали раньше. Я не могу, что мы раньше, но мы могли делать iPhone одновременно. И могли производить не уступающий по своим параметрам. Для этого, конечно, нужно было иметь не только ту базу, которую мы имели, но и несколько менять свой подход. Везде нужно пользоваться и тем, и другим. Я не люблю слово «административно-командная система», но вместе с тем и приватизация, и, с моей точки зрения, идеология рыночной экономики - это тупик для человечества».

Алексей Михалев, корреспондент: «Общество потребления?»

Жорес Алферов, физик, лауреат Нобелевской премии: «Общество потребления! Оно основано на рыночных принципах. Это тупик для человечества. Вместе с тем мы не можем от них отказываться. Значит, нужно и то, и другое».

Алексей Михалев, корреспондент: «Если общество потребления – это тупик, то можно ли говорить, что прогресс – это однозначно благо?»

Жорес Алферов, физик, лауреат Нобелевской премии:  «Научно-технический? Однозначно нельзя. Научно-технический прогресс всегда имеет отрицательные стороны. Атомная бомба и водородная бомба – это, безусловно, научно-технический прогресс. С точки зрения науки водородная бомба - это потрясающая вещь, это единственный случай, когда мы зажгли солнце на земле. На микросекунды, когда взрывается бомба, мы зажгли звезду на земле. А что она принесла людям?»

Алексей Михалев, корреспондент: «Но это зримый символ. А все-таки общество потребления есть продолжение научно-технического прогресса».

Жорес Алферов, физик, лауреат Нобелевской премии: «А я могу сказать. Пожалуйста. Мы получили Нобелевскую премию. Я об этом говорил в своей речи на банкете нобелевском, где, в частности, сказал и о том, что и наши открытия несут и отрицательную роль. Это то, что стало основой информационных технологий. А как эти информационные технологии используются?! Для обдуривания народа. Это тоже результат».

Алексей Михалев, корреспондент:  «Оглядываясь назад, вы можете сказать, жизнь – это увлекательная штука?»

Жорес Алферов, физик, лауреат Нобелевской премии: Жизнь – замечательная вещь, но вот последний год или два у меня почти все время настроение далеко не лучшее. Я просто очень беспокоюсь за будущее своей страны, моих детей и внуков. Мы так много потеряли за эти годы, а то, что сегодня происходит, это близко к некой катастрофе. То, что сегодня могут говорить люди о возможной ядерной войне, как вообще мысли такие можно допускать? Любое употребление в нынешних условиях ядерного оружия – это конец.

Об оптимистическом я могу сказать так. Академический университет, несмотря на все трудности, и ребята в нем. Несмотря на то, что часто я с молодежью общаюсь и вижу, что мы из разных миров, но при общении с моими школьниками я этого не чувствую. Я надеюсь, что в Академическом университете, если мы правильно угадали, как нужно их учить, в каких направлениях, сложится новая школа мирового уровня. Пусть меня уже не будет, но она будет здесь, сложится здесь и из него потом выйдут нобелевские лауреаты».

 

Реклама

Реклама

Обсуждение