Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 07:15
  • +14°
  • доллар 71,06
  • евро 77,90

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Петербургские библиотеки: где читать книги в XXI веке

457
Поделиться:

Что такое библиотеки XXI века в городе Державина, Пушкина, Блока? Как сейчас они будут выживать в условиях конца эпохи бумаги? Что будут читать в библиотеках? И самое интересное, в каких библиотеках это будут делать? Наш специальный корреспондент Евгения Альтфельд не спрашивала как пройти в библиотеку. Она знает туда дорогу.

Юрий Зинчук, ведущий: «Всю уходящую неделю Петербург вместе со всей страной следил за судьбой библиотеки Института научной информации РАН в Москве. Причем следил особенно. Ведь, что такое – ужас от утраты бесценных книжных собраний Петербург знает, имея свой трагический опыт.

Все мы помним, как в ночь с 14 на 15 февраля 1988 года в Ленинграде произошла одна из самых разрушительных культурных катастроф — пожар в библиотеке Академии Наук. Таких потерь не знало ни одно книгохранилище мира. Мы в одном из наших выпусков уже говорили на эту тему, когда встречались с ее директором - Валерием Леоновым. И вот насколько сейчас, после пожара в Москве, актуально и злободневно звучат свидетельства тех, кто когда-то уже пережил этот кошмар».

Валерий Леонов, директор библиотеки Академии наук: «Вот они сушат. Утюгом. 13 тысяч человек взяли книги на дом и все вернули, давали под честное слово, без всякой перепеси... Вот холодильник. Была такая сушка – вымораживанием».

Юрий Зинчук, ведущий: «И продолжим тему библиотек в современном мире. Тем более, есть очень хороший повод. Этот год объявлен Президентом России годом литературы. А что такое библиотеки XXI века в городе Державина, Пушкина, Блока? Как сейчас они будут выживать в условиях конца эпохи бумаги? Что будут читать в библиотеках читатели? И самое интересное: а в каких библиотеках они будут это делать. Наш специальный корреспондент Евгения Альтфельд не спрашивала, как пройти в библиотеку. Она знает туда дорогу».

Тишина такая, что слышен скрип половиц. Время застыло. Когда-то по этим книгам учились прогрессивных взглядов девушки, которые мечтали о равенстве полов. Высшие женские курсы назвали в честь первого директора, историка Константина Бестужева-Рюмина. И сама организация, и библиотека существовали на частные пожертвования. Дворяне дарили тысячетомные собрания, которые хранились в именных шкафах.

Библиотека застыла в том виде, в котором ее передали Петербургскому Государственному Университету около века назад. Новых поступлений здесь нет и быть не может. Еще одна деталь – книги стоят по формату переплетов.

Евгения Альтфельд, корреспондент: «За каждой книгой раз и навсегда закрепляется определенное место. То есть все эти фолианты стоят на том же самом месте, что и сто лет назад. Кроме того, книги идеально подобраны по размеру. Это позволяет добиться невероятной эстетики. Чего не хватает современным библиотекам».

Библиотекарь Алексей Востриков с азартом первооткрывателя исследовал здесь каждый том. Награда за усердие — удивительные находки — записки, квитанции или карикатуры на профессоров, которые курсистки использовали как закладки. Забытый кем-то бланк требования на книгу с просьбой «писать четко» и слово «шифра» — тогда еще в женском роде. Искусство ведения домашней библиотеки, которым славилось российское дворянство, – вот чему можно поучиться у мемориальных собраний современным книгочеям.

Гениальный финский архитектор Алвар Аалто спроектировал эту библиотеку 80 лет назад. Но по своему функционалу она превосходит большинство современных. Волнистый потолок лекционного зала — образец акустики. В стенах читального - ни одного окна. Естественное освещение — сквозь футуристическую кровлю.

Евгения Альтфельд, корреспондент: «Спроектировать окна в потолке здания помогла примерно вот такая коробка для яиц. В ней вырезали круглые отверстия, поместили на модель в качестве крыши и выставили на улице, сориентировав по сторонам света так же, как должно было стоять здание библиотеки в Выборге. Теперь можно было проверять действие солнечного света в разное время суток».

57 конусов. Попадая в них, свет отражается от стенок и создает рассеянное освещение. В зале – ни теней и бликов, прямые лучи не портят книги. Мебель, вплоть до маленькой табуретки, сделана по эскизам Алвара Аалто.

Форма изогнутых поручней сама приводит к стойке библиотекаря, чтобы ничего не забыли учесть. Корзина и столик с оберточной бумагой — как немая просьба — берегите книги!

Егор Богомолов, дизайнер в разноцветных ботинках, для библиотечного мира стал рыцарем на белом коне. Это его острый ум превратил районную библиотеку имени Гоголя в самый обсуждаемый читальный зал России.

Сам Гоголь здесь ни разу не был, так что обосновать название библиотеки — Гоголевская — решили дизайном. Узнаваемые черты лица, знаменитые цитаты — таятся в самых неожиданных местах.

Евгения Альтфельд, корреспондент: «В библиотеке можно узнать, дорос ли ты до Гоголя — он был достаточно низким — 160 см. Выше — Пушкин, Лермонтов, Толстой — 180. И замыкает строчку этого литературного ростомера — Шекспир. Хотя достоверно не известно, каким он был».

Дизайн, хоть и первое, что бросается в глаза — все же не главное. Суть — в принципе организации пространства. Стеллажи - на колесах. Читальный зал в секунды превращается в лекторий. Любители пасторали – на зеленой лужайке. Новый образ уже снизил средний возраст читателей лет на 30.

Евгения Альтфельд, корреспондент: «Соблюдать тишину здесь не сложно. Чтобы поговорить по телефону, нужно зайти в телефонную кабину. Стекло не пропускает звук, болтун никому не мешает».

Концепция третьего места — где человек может провести время между работой и домом — краткая формулировка новой функции библиотеки. Петербургские активисты видят ее по-своему.

Эксперимент петербургской Гоголевской вдохновил Министерство культуры на разработку проекта российской библиотеки нового типа. Яркий дизайн, пространство — трансформер, общественный центр местной общины, где есть все — от скоростного интернета и электронной выдачи книг до уютного кресла для чтения в одиночестве.

«Библиотеки важнее всего в культуре… Пока жива библиотека – жив народ, умрет она – умрет прошлое и будущее» — слова Дмитрия Лихачева в эту концепцию вписываются как нельзя лучше.

Реклама

Реклама

Обсуждение