Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 09:57
  • +11°
  • доллар 66,24
  • евро 78,07

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Сотрудники Президентской библиотеки оцифруют фонды Русского музея

245
Поделиться:

Неизвестные страницы жизни великих художников Шишкина, Врубеля, Сомова и других станут достоянием общественности. Сотрудники Президентской библиотеки взялись оцифровать рукописные фонды Русского музея.

Реклама

В будущем некоторые экспонаты могут появиться в здании Синода. По крайней мере стороны об этом договариваются. Как документы переводят в «цифру», выяснила Мария Марченко.

К страницам, которые не переворачивали десятилетиями, прикасаются только в белых хлопковых перчатках. Халаты и маски тоже обязательные атрибуты, а еще буквально стерильная чистота. В этой крошечной комнате в подвале Русского музея документам XIX века дарят практически вечную жизнь в электронном формате. 

Эта коллекция живописи Русского музея описана, изучена и каталогизирована. Но ведь есть еще сотни документов, которые сопровождали картины. Мемуары и письма раскрывают личность Шишкина, Врубеля, Маковского, Сомова и других художников с неожиданной стороны. Чтобы ни одна бумага не пропала по дороге в Президентскую библиотеку и обратно, сканирующее оборудование установили прямо в музее. 

Сергей Тихонов, начальник отдела сканирования Президентской библиотеки: «Обязательно присутствует представитель Русского музея, документы передаются из рук в руки, на период технологических перерывов документы уносятся к местам их постоянного хранения».

Главная задача — сохранить налет времени. Он-то и придает архивам исключительную ценность. После сканирования электронное изображение обрабатывают в графических редакторах. Работа ювелирная. Буквально по миллиметру сравнивают тончайшие оттенки цвета. Чтобы позолоченная печать на грамоте, которой в 1838-м Александру Брюллову пожаловали дворянство, блестела как на оригинале. 

Татьяна Тычина, инженер Президентской библиотеки: «Все пометки оставляем, все капли. Клеим, если что-то не так, просим переснять».

Единых стандартов оцифровки, принятых на государственном уровне, не существует. Жесткие требования предъявляют к себе сами. Допустимая кривизна строк — всего полградуса. Человеческий глаз ее даже не улавливает. Поэтому обрабатывают документы медленно, всего 1200 страниц в месяц. 

Владимир Гусев, директор Русского музея: «Носитель — бумага. Вы знаете, как она подвержена времени. Она темнеет, желтеет, расслаивается, крошится. Иногда тексты исчезают с течением времени. Не дай Бог какие-то стихийные бедствия, вода, огонь. Оцифровка позволяет сохранить и в то же время привлечь к ним внимание». 

Специалисты уже предвкушают открытия. Многие архивы не разбирали с тех пор, как они попали в фонды. Художники аккуратностью не отличались. В лучшем случае родственники или друзья после смерти собирали все, что хранилось в столе. 

Мария Марченко, корреспондент: «Отсканировать предстоит более тридцати тысяч страниц особо важных документов, многие из них видели только владельцы и искусствоведы. Теперь они станут доступны каждому на сайте Президентской библиотеки».

Реклама

Обсуждение