Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 01:11
  • +8°
  • доллар 65,99
  • евро 74,90

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Шесть лет в заточении: из-за неприспособленности планировки к нуждам инвалидов ветеран войны не может выходить из квартиры

297
Поделиться:

Мой дом — моя крепость. Но для ветерана труда, инвалида Великой отечественной войны Евгения Эрмеля квартира стала местом заточения. Старая планировка ни то, чтобы выйти на улицу — добраться до кухни не позволяет. А потому место прогулки выбирать не приходится: маленькая комната пять на пять. В проблеме разбиралась Елена Болдышева.

Реклама

Тридцать метров — это весь мир для инвалида войны Евгения Эрмеля. Почти шесть лет он не покидает своей квартиры. Коляска пылится в углу. На четырехметровой кухне на ней все равно не проехать, да и в узкую прихожую без усилий не протиснуться.

Евгений Эрмель, инвалид войны, ветеран труда: «Мы пробовали коляску через порог со мной и дальше нам не развернуться».

Эту квартиру ветеран труда получил в семидесятых. Тогда он еще мог передвигаться. Но теперь однушка в «корабле» превратилась в тюрьму. Дальше лестничной площадки на инвалидном кресле не уехать — в двери лифта коляска не проходит.

Евгений Эрмель, инвалид войны, ветеран труда: «Был бы хоть балкон, я бы мог добираться до балкона и свежим воздухом дышать. У меня такой возможности нет».

Огромный стол занимает полкомнаты. Убрать его нельзя. Это опора, которая позволяет инвалиду сесть самостоятельно. У Евгения Яковлевича нет руки. Потерял ее на фронте. Супруга Татьяна тоже инвалид. Поднять мужа без усилий не может. Весь дневной маршрут ветерана — полтора метра. Дорога от постели до стола.

Татьяна Хрусталева, супруга Евгения Эрмеля: «Нет, нас никто не обслуживает, но мы и сами никуда не обращались, потому что как бы стыдно и неудобно обращаться, пока сама что-то могу делать».

Обратиться за помощью решил друг семьи, в прошлом юрист. Долгие годы они вместе с Евгением Эрмелем работали в порту. Ветеран Великой Отечественной войны Давид Гуревич обивает пороги разных кабинетов три года.

Давид Гуревич, друг Евгения Эрмеля: «Я перестал ходить, когда понял, что я стучусь в стенку. Они мне бюрократически отвечают, что нам не положено по приказу комитета по здравоохранению».

Проблема заключается в прохождении медицинской комиссии. Ведь инвалид дойти до поликлиники не может. После безуспешных попыток, друг семьи решил обратиться в газету. Историю напечатали.

После выхода статьи о проблеме узнали в администрации района. Там нам сообщили, что жилье инвалида оформлено на супругу. И если она обратится, то ей никто отказывать в помощи не станет.

Андрей Красносельских, зам. главы администрации Красносельского района: «Как только эти документы поступят, мы сможем рассмотреть заявления. Жилищный комитет в курсе ситуации. Я думаю, там найдут возможность оперативно рассмотреть ситуацию и подыскать квартиру адекватную. На первом этаже, достаточно широкие проемы и пандусы. И все, что требуется для проживания инвалида».

Для решения вопроса с новым жильем потребуется не меньше полугода. Евгений Эрмель надеется, что к лету он сможет выходить на улицу. А пока единственные развлечения инвалида — это чтение и переплет газет и журналов.

Репортёры

Реклама

Обсуждение