Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 02:37
  • -8°
  • доллар 56,38
  • евро 69,02

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

The London Book Fair: В Великобритании растет спрос на русские книги

411
Поделиться:

В Лондоне прошла ярмарка The London Book Fair, одно из ключевых культурных европейских событий года состоялось на этой неделе. Впервые на этом грандиозном книжном мероприятии представлен и наш город. Свой стенд на ярмарке открыл Комитет по печати правительства Санкт-Петербурга. На стенде были представлены произведения петербургских писателей. Например, легендарная героическая сага «Блокадная книга» Даниила Гранина и Адамовича.

После выступления Даниила Гранина в этом году в германском бундестаге, эта книга пользуется повышенным спросом у европейских читателей. Также представлены «Обитаемый остров» братьев Стругацких. Альбомы с редкими фотографиями блокадного Ленинграда. А также современный роман Евгения Водолазкина «Лавр».

Наш корреспондент Мария Марченко посетила эту выставку и пришла к выводу, для русских за рубежом книга — это больше, чем просто книга. Это то, что нас объединяет, где бы мы ни жили — в Лондоне, Петербурге или как когда-то, в Ленинграде. Поехали в Лондон, посмотрим подтверждение этого тезиса.

Книжная ярмарка в Лондоне — ярмарка тщеславия. Корейцы привлекают новыми технологиями, французы — звездными именами писателей. А петербургский стенд, который здесь открылся впервые, сразу стал местом притяжения русских эмигрантов. Сюда приходили поговорить на родном языке, узнать последние новости о городе на Неве.

Мария Марченко, корреспондент: «Русских в Лондоне немного, всего триста тысяч, петербуржцев среди них и того меньше. Но истории их удивительно похожи. Уехали из страны в девяностых, открыли свой бизнес, но продолжают жить на два города».

На первый взгляд, ее жизнь похожа на сказку: вышла замуж за британца, переехала из квартиры на Проспекте Просвещения в дом в пригороде Лондона. Мечта многих женщин. Но Ольга Скотт на этом не остановилась. Основала с нуля два дела: в городе на Темзе — туристическую компанию, в городе на Неве — центр бизнес-консультаций.

Ольга Скотт, директор туристической компании: «Я не могу сказать, где мой дом. В Лондоне я скучаю по Петербургу, в Петербурге — по Лондону и моим друзьям».

Про таких здесь говорят «self-made woman». Правда, она настойчиво просит успешной не называть. Возможно, из-за русской суеверности.

Это он помог сделать визы в Россию сэру Полу Маккартни, Джо Кокеру, Мэрилину Мэнсону и другим артистам. Благодаря ему летом на Дворцовой площади выступит группа «Аэросмит». Олег Гайдар устроился в фирму Ольги Скотт простым курьером, но она в мальчике из Соснового Бора, что под Петербургом, увидела талант. Теперь он на короткой ноге с культовыми музыкантами.

Олег Гайдар, генеральный директор департамента по работе с артистами и музыкантами: «Когда я учился в десятом классе, я прислал открытку «Депеш Мод», но они мне не ответили. Сейчас первую открытку с Рождеством или Днем рождения я получаю от них».

Заграницей русские любят одиночество, но петербургский стенд на книжной ярмарке стал местом притяжения эмигрантов. Улыбчивая женщина в скромном черном жилете. Узнать в ней княжну Екатерину Голицыну непросто. Жительница Соединенного королевства, она тем не менее уже много лет покупает книги для библиотеки имени Маяковского. До революции там был родовой особняк ее семьи.

Княжна Екатерина Голицына: «Я очень люблю Петербург. Особенно, площадь Искусств. Здесь такого золотого сечения нет».

Фонд «Голицын - Санкт-Петербургу» княжна Екатерина Георгиевна основала в память об отце, который горячо любил Северную столицу. В девяностых она привозила книги, которые были запрещены в Советском Союзе. Сегодня под запретом, по крайней мере для нее, тема Украины. Все-таки княжна — подданная королевы Елизаветы Второй. Хотя присоединение Крыма к России здесь обсуждают все — от продавцов сувениров до водителей кэбов. Вот и Сева Новгородцев, бывший ленинградец, когда-то проживавший на тракторной улице, в прямом эфире «Би-Би-Си» спросил петербургских писателей об отношении к спорному вопросу.

Сева Новгородцев, радиоведущий: «Россия нарушила договоренности, в дипломатии такое не прощается».

Первыми напряженность в отношении двух стран, как и положено, ощутили русское посольство и культурный центр «Пушкин Хаус». Под вопросом оказались совместные проекты. Например, русская Масленица с блинами, икрой и чучелом, которую шумно и весело отмечали раньше на Трафальгарской площади.

Мария Марченко, корреспондент: «Вот маленький кусочек Петербурга в большом Лондоне. За этой черной дверью «Пушкин Хаус». Здесь бережно хранят культуру и традиции России. Говорят, с тех пор, как ввели санкции, работы стало больше, и она приобрела особый смысл».

Для главной хранительницы языка Пушкина — Урсулы Вулли, Россия и Украина — непросто названия на карте. В Москве получала высшее образование, в Киеве работала. Понимает, что все сложнее, чем пишут в газетах.

Урсула Вулли, директор Пушкинского дома в Лондоне: «Ответ на вопрос, кто такие русские и почему они смеются над санкциями, сами британцы ищут в книгах современных авторов. За сочинениями Прилепина, Лимонова и Акунина в магазине «Вотерстоун» очереди».

Нейл Босс, директор по развитию сети книжных магазинов «Вотерстоун»: «Люди приходят и спрашивают русские книги. Спрос вырос».

Охлаждение на политической арене на отношении к простым россиянам не сказалось. Британцы одна из самых толерантных наций. Да и экономический эффект от присутствия на туманном Альбионе наших соотечественников ощутим. Они владеют не только футбольными клубами и особняками в самом дорогом районе, Белгравии, но и школами, галереями, больницами. И продолжают читать книги на родном языке.

Обсуждение