Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 23:50
  • +1°
  • доллар 57,51
  • евро 67,89

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

На сцене театра имени Ленсовета показали неклассическую версию «Трех сестер»

1136
Поделиться:

На театральной сцене эксперименты с классикой уже давно сами стали классикой.

Публика зачастую уже не воспринимает новое видение нетленного произведения, как революцию, а просто приходит увидеть, как ещё можно интерпретировать хорошо знакомый сюжет. И если ожидания не оправдались - не грех и покинуть зал. 

Так решили и некоторые зрители новой постановки чеховских «Сестёр» в театре имени Ленсовета. Наш корреспондент Ксения Ерёменко дождалась финала и готова поделиться своими впечатлениями.

Ксения Еременко, корреспондент: «“Три сесты” - третий спектакль, который Юрий Бутусов поставил на родной сцене театра имени Ленсовета в должности главного режиссёра. На эту премьеру возложены особые ожидания. По словам режиссёра, самое время сделать поворот в сторону содержания. Правда, классической интерпретации Чехова всё же не вышло». 

Красивые платья и большой стол, и даже фотограф – кажется, есть всё, чтобы отпраздновать именины младшей сестры. Но только не в мире, где человека полностью поедает обыденность, и револьвер приходится постоянно держать у виска. 

Зритель будто погружается в трясину. Сёстры сидят практически без движения. На лицах - горе, безразличие и уныние. Но грустит каждая по-своему. Бутусов намеренно соединил в ключевой чеховской троице актрис трёх поколений. 

Анна Алексахина, народная артистка России, исполнительница роли Ольги в спектакле: «Мы очень часто встречались вместе и с Лаурой и с Олей Муравицкой - вместе играли в спектаклях. Мы так себя не разделяем, но у каждого есть какой-то пласт. И, наверное, это правильно. В этом тоже возникает такое триединство». 

Григорий Чабан - ещё недавно выпускник театральной академии - будто захотел добавить себе возраста, и для роли влюблённого в одну из сестёр барона Тузенбаха обзавёлся очками. Актёр недавно на сцене театра имени Ленсовета, но уже трижды работал с Юрием Бутусовым и всякий раз открывал себя по-новому. 

Григорий Чабан, актёр театра имени Ленсовета: «Нужно полностью ему довериться, ну полностью довериться, и это очень тяжело в наше время. Потому что все сами по себе и никому не верят в наше время. А с Юрием Николаевичем нужно себя пересилить». 

Некоторые зрители пересилить себя так и не смогли. Не готовые к такому прочтению Чехова покинули зал ещё до конца первого действия. 

Ольга Полищук, зритель: «Потому что это не Чехов. Хочется на классику ходить, на спектакли с хорошей нормальной режиссурой, а вот это смотреть...ну, вот эта музыка, на сумасшествие наводит так». 

Тем временем на сцене пылает огонь. Правда, повсюду не языки пламени, а летающие ковры. Так режиссёр увидел один из ключевых моментов пьесы. В своё время Чехов хотел, чтобы пожар разгорался за сценой, и лишь звук доносился до зрителя. Бутусов вынес пламя из закулисья и сделал губительный огонь мягким и тяжёлым. 

Юрий Бутусов, главный режиссёр театра имени Ленсовета: «Ты не знаешь, почему ты это делаешь. У тебя есть какое-то внутреннее ощущение материала, ты не можешь дать ответ. Ты делаешь это для того, чтобы найти отклик на какие-то свои ощущения, вот и всё». 

В программе заявлено, что спектакль длится четыре с половиной часа. Но на деле время то томительно растягивается, то незаметно сужается. И какой бы ни была степень отчаяния, всякий раз остаётся надежда. Например, в виде почти воздушного голубого шара в руках единственного оптимиста барона Тузенбаха. Зрители на мгновение замерли: только бы не уронил. 

Обсуждение