Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 08:07
  • +25°
  • доллар 62,29
  • евро 72,46

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Переезд музея Арктики: делать кавалерийским наскоком или сообразно здравому смыслу?

379
Поделиться:

Росимущество признало претензии единоверческой церкви на возвращение Никольского храма на улице Марата, в котором уже 75 лет располагается Музей Арктики и Антарктики. Фактически у музея нет альтернативы: здание придется освободить.

Реклама

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»:

«Казалось бы, всё очевидно: храм исторически принадлежит единоверческой общине Петербурга. У нее он был отнят в 1930-е годы XX века. Сейчас его возвращают исконным владельцам. К слову, автор проекта храма, Авраам Мельников, создатель жемчужины Эрмитажа - Колыванской вазы, тоже пришел бы в ужас, узнав, что детище его перепрофилировано под музей. 

О чем тут спорить? И,тем не менее, есть о чем. 

Во-первых, музей этих перемен не инициировал, и вправе потребовать уважительного к себе отношения. Виктор Боярский согласен с тем, что переехать придется. Но почему делать это необходимо в попыхах? 

Во-вторых, Музей Арктики и Антарктики - хранилище уникальных экспонатов. К примеру, личных вещей сподвижников Витуса Беринга - тех самых людей, которые на чистом листе бумаги создали первую карту страны. Только вдумайтесь: страна существовала уже сотни лет, но понятия не имела о том, как она выглядит. И вот они, эти северные романтики, рискуя своими жизнями, погибая в тех экспедициях, шаг за шагом прошли, проплыли страну вдоль северного побережья и создали первую карту. Это не меньше, чем первые летописи: «Слово о полку Игореве», «Повесть временных лет». И теперь предлагается память о них похоронить в ведомственном конференц-зале, куда собираются переселить музей. Никто не оспаривает закона о реституции. Более того, музею необходимо новое, современное здание. Но, возможно, о переезде говорить есть смысл тогда, когда такое здание будет построено?»

Полярная романтика понятна ребенку любой эпохи. Оттого Музей Арктики и Антарктики ценят директора окрестных школ. Что называется, «дешево и сердито» - легко пережить внеплановую отмену урока. 

Виктор Боярский, директор Музея Арктики и Антарктики: «Более того, очень удобно, что он находится в шаговой доступности от 3-х станций метро. Это делает его доступным для детей. А дети - основная часть нашей аудитории».

Впрочем, удобного расположения музей, возможно, вскоре лишится. На здание претендует единоверческая община Петербурга. Никольский храм, в котором музей квартирует уже 75 лет, принадлежал единоверцам с момента своего основания в 1820 году. И вот теперь, согласно федеральному закону о реституции имущества церкви, должен быть передан исконным владельцам. Те даже проявили в споре несомненную гибкость. 

Петр Чубаров, протоиерей, настоятель Никольского единоверческого храма Санкт-Петербурга: «Когда определилась ситуация, что музей отказывается выполнять постановление КУГИ, мы пошли на компромисс. Предложили вариант совместного использования, совместного пребывания. Но это тоже музей не устроило».

Музей и в самом деле отказался освободить один из пределов, объяснив, что попросту некуда переместить экспозицию. Дескать, маневрируем на одной ноге, к храму относимся бережно, стены не сносим. Чего еще вы от нас хотите? Однако и сам Боярский признает, что церковь для размещения музея - несколько странный вариант. 

Виктор Боярский, директор Музея Арктики и Антарктики: «Не очень подходит, я не отрицаю. Здесь невозможно внедрить современные методы. Мы и так подходим очень аккуратно к реализации своих идей. Экспозиция выглядит застывшей, архаичной. Но она отражает тот период, когда в Арктике все было по-настоящему».

Нельзя сказать, что положение общины совсем уж отчаянное. Настоятель показывает нам каре зданий, которое до революции относилось к храму. Правда, в одной из часовен размещена трансформаторная будка. Но недавно единоверцам было передано помещение площадью 160 квадратных метров, в котором уже 3 месяца кипит ремонт и периодически проходят службы. 

Петр Чубаров, протоиерей, настоятель Никольского единоверческого храма Санкт-Петербурга: «Дверей пока нет. Иконостас скоро будет».

На первый взгляд, обычная православная часовня. Единоверцы -это старообрядцы, признавшие главенство Московского патриархата РПЦ. Более 200 лет назад единоверие официально утвердил Павел I. Императору не терпелось воссоединить христиан всей Европы, что отразилось даже в символике Казанского собора. Но более всего он желал преодолеть раскол в православии. Вплоть до революции единоверцы были влиятельной силой - около полумиллиона активных членов, сотни храмов по всей стране. Нынешняя община Петербурга насчитывает около ста человек. 20 лет они ютятся в храмовой часовне. 

Петр Чубаров, протоиерей, настоятель Никольского единоверческого храма Санкт-Петербурга: «То, что мы здесь с 1991-го года смогли существовать - это чудо, это вопреки. Многие надеялись, что мы здесь растворимся, исчезнем. У нас есть потомки, молодежь. И с нашим уходом проблема не решится». 

Понять, однако, можно и Виктора Боярского. Чтобы так вот, разом, сняться с места и со всем скарбом переехать, необходимо подходящее здание. Конференц-зал в НИИ на улице Беринга - а именно такой вариант был всерьез предложен - для этого годится едва ли. 

В музее хранятся бесценные для истории России экспонаты: личные вещи сподвижников Беринга и Амундсена, фрагменты ледокола «Ермак», гидроплан с борта ледокола «Челюскин», первая полярная станция - палатка папанинцев. Все это необходимо ведь где-то разместить. 

Возможно, таким местом станет Ново-Адмиралтейский остров. 

Виктор Боярский, директор Музея Арктики и Антарктики: «Речь идет о строительстве и реконструкции под создание там Центра полярной славы. Сконцентрировать там не только наш музей. Там же можно поставить исторические суда «Арктика» и «Красин». 

Тяжба на улице Марата всколыхнула интерес и к теме реституции в целом. В обозримом будущем церкви должны быть возвращены более 200 объектов. К примеру, Смольный собор и часть хозяйства музея городской скульптуры. Процедуру называют технической, поскольку большинство объектов де-факто уже принадлежат церкви, что нужно всего лишь узаконить формально. Но если музейного статуса лишатся и другие знаменитые на весь мир храмы - Спас-на-Крови, Исаакиевский собор - кто примет на себя финансовое бремя? 

Николай Буров, директор музея-памятника «Исаакиевский собор»: «Действительно, храм не имеет права брать плату за вход. Жить нужно будет либо на пожертвования, либо требовать у государства помощи. Если государство решило все проблемы, то богатое государство может взять на себя такие расходы. Я не знаю ни одного такого государства. Разве что Ватикан». 

Алексей Михалев, корреспондент: «Но важно еще обратить внимание и на другое. В роли приживалки музей оказался в то самое время, когда Россия внятно, громогласно заявляет о своем возвращении в Арктику. Фактически, о втором покорении Арктики. Когда на арктические недра претендуют не только северные Скандинавия и Канада, но и весьма далекие от них Индия и Китай. Когда внутри России Петербург все чаще называют столицей Арктического шельфа. То есть вот оно - готовое идеологическое обоснование новых амбициозных проектов. И вдруг необходимо сниматься и куда-то переезжать. Тут вся надежда на чиновничью волокиту. Переезд, по разным оценкам, может занять от 4 до 6 лет. А стало быть, есть реальный шанс, что вопрос будет решен не с кавалерийского наскока, а сообразно здравому смыслу». 

Реклама

Также

Обсуждение