Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 19:09
  • +19°
  • доллар 66,87
  • евро 76,18

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Николай Цискаридзе: психологический портрет московского танцовщика

2147
3
Поделиться:

Весь балетным мир внимательно следит за предстоящими выборами ректора училища имени Вагановой. Так сложилось, что пока все замерли в ожидании даты проведения выборов - ее пока так и не назначили, разрешилась одна из самых драматичных интриг в истории современного русского балета.

Реклама

На этой неделе был вынесен обвинительный приговор участникам, так называемого, кислотного дела. 10 лет исполнителю. 6 лет заказчику. Петербург невольно стал следить за этим уголовным делом, потому что исполняющий обязанности ректора Вагановки - Николай Цискаридзе - проходил по этому делу как свидетель. И мы вынуждены обращать внимание на эти события в Москве, так как Цискаридзе теперь имеет самое прямое отношение к нашей петербургской школе русского балета. 

Для Николая Цискаридзе это было первое публичное появление в статусе и.о. ректора. Он никому не отказал в общении, и терпеливо сносил фотосессии. Он был в курсе нюансов, подсказывал помощникам, когда следует гасить свет, дарил цветы, улыбки и не избегал материнской лексики. 

Он так и сказал: «Нам 275 лет». Словно бы речь шла не об училище, о родном младенце. Хотя роль хозяина далась Цискаридзе нелегко: он с первых минут попал под перекрёстный обстрел фото- и видеокамер, ловивших каждое его движение. 

И когда ожидаемый вопрос о напряженной атмосфере в Вагановке прозвучал, на защиту коллеги встал Борис Эйфман. 

Борис Эйфман, хореограф, художественный руководитель Театра балета: «Вам, журналистам, нужно опуститься сегодня от этих глупостей, которые вы находите. И говорить о вещах насущных. У нас есть важные проблемы. И не тратьте время на ерунду».

Не то, чтобы в воздухе искрило. Просто журналисты хотели знать, но стеснялись спросить. Ведь помимо выборов в Академии, было и другое событие, к которому Николай Цискаридзе оказался косвенно причастен. 

Оглашение приговора по делу о покушении на худрука Большого театра Сергея Филина. Ведущие телеканалы мира поместили эту новость в самое начало выпусков. 

10 лет колонии исполнителю преступления - Юрию Заруцкому и 6 лет заказчику - ведущему солисту Большого театра Павлу Дмитриченко. 

Сергей Филин, это ему плеснули в лицо кислотой, о приговоре узнал в Германии, где уже перенес около 20 операций, пытаясь восстановить внешность и зрение. 

Николай Цискаридзе по делу проходил как свидетель: худрука Большого он назвал провокатором и дал ему ряд нелицеприятных оценок. 

Приговором Цискаридзе был шокирован, считая, что Дмитриченко наказали чрезмерно сурово, и что карьера танцовщика для того навсегда завершена. 

А ведь не так давно всех троих можно было видеть вместе. 

И не только на сцене. 

Вот кадры из телешоу «Ключи от Форта Байярда». Дмитриченко, Филин и Цискаридзе играют за команду Большого театра, и делают это весьма успешно. Дмитриченко, не смотря на субтильность, даже таранит двери. 

Он часто рисковал, в буквальном смысле, ходил по краю, иной раз в первой позиции. Из крохотных эпизодов сложился психологический портрет. Проигрывать Николай не любит, вернее сказать, не умеет. И в любой, даже самой экстремальной ситуации, остается, прежде всего, артистом. Ярче всего это проявилось в конкурсе, который дано выдержать не всякому. 

Не менее артистичен Цискаридзе был и в день своей ректорской премьеры. 

То есть официально-то представляли Вагановку и академию Эйфмана, но главный нюсмейкер был для всех очевиден. Оказалось, что в Петербурге бывший премьер Большого живет наездами уже лет 15. 

И потому 7 лет назад обзавелся квартирой на Васильевском острове. 

Он охотно рассказывал, что вынужден дневать и ночевать в здании Академии, что ему некогда сходить в магазин и погулять по городу. 

Но как только прозвучал вопрос о конфликте в коллективе - интонацию изменил. 

Николай Цискаридзе, и.о. ректора Вагановского училища: «У меня ощущение, что журналистам не о чем писать и не о чем делать сюжеты. И они начинают раздувать несуществующие вещи».

Насколько оскудела фантазия журналистов, и что там в действительности произошло в Академии русского балета, станет известно, как только состоятся выборы ректора Вагановки. О том, насколько напряженная к ним идет подготовка говорит тот факт, что дату этого события администрация предпочла сохранить в тайне. 

Юрий Зинчук, ведущий программы «Пульс города»: «И в качестве послесловия к сюжету хочется продолжить диалог с тем же Николаем Максимовичем Цискаридзе. Насчет того, что нам, журналистам, не о чем писать. Так вот. Отвечаем: нам есть о чем писать. И есть очень много важного и крайне насущного, о чем надо говорить, писать и что надо показывать. 

В том числе и такая тема - как продолжение славной 275-летней истории нашего хореографического училища! Будущее легендарной кузницы кадров русского балета, подарившей миру величайших звезд классического танца. 

Каким оно будет? Кто встанет у руля Академии русского балета. Это ли не тема для журналистских статей и репортажей? Так что ответ - да! Нам есть о чем писать. И мы будем говорить о том, какой будет Вагановка после смены руководства. И нам есть, для кого это говорить. Для всей нашей армии телезрителей, которым небезразлична судьба и будущее великого русского балета.

Так что в заключении надо отметить, что не в традициях Петербурга указывать журналистам - о чем надо или не надо писать или снимать». 

 

Реклама

Обсуждение

... ай, Моська... Жаль, что в Питере не нашлось умного журналиста для освещения важных событий.

А ведущий из какой слободки. Так и читается: "Мы все знаем. Наше училище..." Ну просто: "Мы, царь всея Руси!" А мои знакомые питерцы такого тона себе не позволяют(ли) никогда. Да, и в Питере хамов достаточно. Неприятно удивил образ ведущего. Нервно вертит ручку, говорит на повышенных тонах, категоричен, надменен. Неприятно смотрится на экране этот тип. Отвыкла я от такого.

В целом сюжет хороший, если бы не менторский тон в конце. О напряженной атмосфере в Вагановке оба профессионала ответили практически одинаково: -Борис Эйфман: «Вам, журналистам, нужно опуститься сегодня от этих глупостей, которые вы находите. И говорить о вещах насущных. У нас есть важные проблемы. И не тратьте время на ерунду». -Николай Цискаридзе: «У меня ощущение, что журналистам не о чем писать и не о чем делать сюжеты. И они начинают раздувать несуществующие вещи». Однако претензии возникли только к Цискаридзе, хотя его высказывание гораздо мягче звучит. Это удивляет, но похоже, что предвзятое отношение к мега таланту из Москвы-это именно "в традициях Петербурга."