Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 15:42
  • -9°
  • доллар 56,58
  • евро 69,39

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Слепые братья-музыканты Бондаревы стали легендой «Чернышевской»

1238
1
Поделиться:

Сегодня во всех странах отмечается Международный день слепых - всемирная дата, призванная привлечь внимание людей к тем, кто навсегда потерял зрение и оказался в трудной жизненной ситуации.

Среди них братья-близнецы Михаил и Андрей Бондаревы. Вместе они пережили многое. Сильные духом и по сей день, они продолжают собственным примером доказывать, что даже при полном отсутствии зрения еще не все потеряно.

Вот уже два десятка лет слепые с рождения братья-близнецы Михаил и Андрей играют грустные мелодии на улице у метро. Грустные - оттого, что замерзшими за целый день пальцами только такие и можно сыграть без фальши. Халтурить себе не позволяют. Это не образ жизни, а работа, источник дохода. Собственный, сначала вынужденный - а потом и добровольный выбор. 

Андрей Бондарев, петербуржец: «А в 90-х было больше нечего делать, все наши предприятия для незрячих развалились. Мы тоже работали в цехах, где собирают всякие приборы, а потом все развалилось, и надо было как-то зарабатывать». 

Они могли бы стать массажистами - в свое время получили медицинские дипломы, но душа к такому занятию не лежит. К тому же, у обоих - абсолютный слух. Музыка занимает важное место в их жизни - сотни дисков в личной подборке, клавиши для экспериментов со звуком, небольшая коллекция электрогитар. 

Михаил Бондарев, петербуржец: «Вот эту гитару я приобрел вчера, это японец 81 года, довольно редкий инструмент». 

Люди на улице эти инструменты вряд ли услышат - к ним нужна дорогая звуковая аппаратура. А все заработанное уходит в семейный бюджет. У каждого брата - по жене и дочери. Две семьи делят одну квартиру. Андрей и Михаил стараются возвращаться домой пораньше - девочек нужно водить в кружки. Бассейн, английский, танцы. В свободное время близнецы осваивают компьютер. 

Андрей Бондарев, петербуржец: «Пишут игрушки для незрячих. Раньше нравилось там - на танке покататься. Но сейчас это увлечение прошло». 

Андрей и Михаил понимают: как музыкантам им далеко не пойти. Даже в рестораны незрячих играть не зовут. Но и жалость прохожих им не нужна. Они ведь не клянчат деньги, а зарабатывают. Братья убеждены - уличным музыкантам пора узаконить свое ремесло, как предпринимателям. 

Они вообще стараются не нарушать административный кодекс - когда запретили играть в подземных переходах, в отличие от многих коллег по цеху, подчинились. И теперь зимой, в морозы, сидят совсем без работы. А то инструменты не выдержат. 

Михаил Бондарев, петербуржец: «Чем наша деятельность от попрошайничества отличается? Во-первых, мы ни у кого ничего не просим, во-вторых некоторые музыканты играют так, что лучше б не играли вообще. Неприятные звуки. А почему вы должны это слушать? И поэтому я считаю лицензию нужно вводить обязательно». 

У станции метро «Чернышевская» слепые братья уже стали своими. Многочисленные зазывалы, продавцы газет и цветочницы безоговорочно признали - пусть играют. 

Тамара Лисицина: «Они не нуждаются в сочувствии, так как сильные, целеустремленные. Бывает, им кто-то яблочко или печенье положит. Они от этого отказываются. Это ребята, которые зарабатывают себе на жизнь. Они знают, чего хотят. У них семьи, дети. В отпуск ездят - тот раз их месяц не было. Это настоящие мужчины». 

 

Обсуждение

Замечательные музыканты. Всегда утром поднимает настроение их музыка и за столько лет их присутствие стало привычным. Но вчера после долгого отсутствия играл только один брат, чего раньше не бывало. Стало как-то грустно. Неужели со вторым что-то случилось? Кто знает?