Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 16:33
  • +14°
  • доллар 66,75
  • евро 76,23

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

После Чернобыля: жизнь ликвидаторов аварии спустя 27 лет в Петербурге

819
Поделиться:

Сегодня в нашей стране отмечают День войск радиационной, химической и биологической защиты. Эти военнослужащие участвуют еще и в ликвидации последствий аварий на атомных станциях.

Реклама

Правда, печально известную чернобыльскую катастрофу устраняли в основном отнюдь не профессионалы. Как сейчас живут ликвидаторы одной из крупнейших аварий XX века, выяснил Александр Буренин.

Среди них каждый - человек-легенда, именно про них пишут в книгах - «закрыли телами мир от смертоносной радиации». О событиях тех дней ликвидаторы готовы говорить часами. Вся их жизнь это череда последствий аварии на Чернобыльской АЭС. 

Официально от взрыва погибли несколько десятков человек, тысячи умирали позже - от лучевой болезни и ее последствий. Чтобы серьезно пострадать от облучения хватало нескольких минут. По словам очевидцев, за уровнем радиации по-настоящему следить было невозможно. Допустимая величина облучения, 25 рентген в месяц, не превышала норму лишь на бумаге. 

Василий Найда, зампредседателя СПб РО союз «Чернобыль»: «Вся эта дозховая нагрузка - о ней говорить невозможно, она не реально занижена. Я получил 24,9 больше просто не писали. 25 нельзя. А я каждый день был в Чернобыле, Припяти. Мне начальник ЦУ говорит, задержись ещё на две недели. И когда я остался, вообще ничего не ставили. Нельзя было». 

Потом выяснилось что 25 рентген - норма облучения не за месяц, а за год. Официальный статус «чернобылец» появился лишь в 1991 году, тогда же распался Советский Союз. Чернобыль остался Украине - ликвидаторов разбросало по территории всех некогда социалистических республик. Но тогда молодые ещё люди не спешили оформлять себе инвалидность и льготы. С течением времени менялось федеральное законодательство России, ликвидаторам приходилось доказывать, что их болезни - не предвестники скорой старости, а отголоски той катастрофы. 

Александр Ржаненков, председатель комитета по социальной политике Санкт-Петербурга: «Здесь, конечно, абсолютно всё несовершенно у нас. Решения выносит специальная комиссия и люди пытаются доказать взаимосвязь болезней. И в отдельных случаях это сделать трудно». 

Чернобыльцы рассказывают: причина неудобств - человеческий фактор. Даже по действующему федеральному закону, который урезал льготы ликвидаторам, люди имеют право на качественное обследование, но в медицинских учреждениях они незваные гости. Их просто бегло осматривают, не желая вдаваться в причины жалоб. 

Василий Найда, зампредседателя СПб РО союз «Чернобыль»: «Есть закон проводить полное обследование каждого чернобыльца. И отправлять отчёт о каждом. Но они не проводятся. Самая страшная проблема - это оказание медицинской помощи».

Петербург всё равно выделяется на общем фоне - за счёт городских дотаций решается жилищный вопрос, людей обеспечивают санаторно-курортным лечением. Правда, для урегулирования ситуации потребовалось время. 

Александр Ржаненков, председатель комитета по социальной политике Санкт-Петербурга: «Сегодня проблем меньше. Я помню, лет 20 назад они выходили на митинги к Смольному, требовали решить жилищные проблемы, другие. Петербург - единственный в своём роде, кто решил за счёт городского бюджета проблемы инвалидов с жильём». 

Небольшой музей, экспонаты для которого Василий Найда самостоятельно собирал по кусочкам последние 20 лет, украшен фотографиями героев. Здесь стараются меньше говорить о потерях и болезнях. Но болезни сами напоминают о себе. По печальной традиции, в каждом городе на общие встречи год от года приходит все меньше людей. Остаются лишь фотографии.

Репортёры

Реклама

Обсуждение