Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 19:27
  • +9°
  • доллар 66,24
  • евро 78,07

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Время политических репрессий - когда расстреливали по спискам

408
Поделиться:

Ирэна Вербловская - одна из немногих, кто выжил в кровавой машине террора. Ее мужа арестовали в 58-м. В его переписке с друзьями усмотрели антиправительственную агитацию. Затем забрали и ее - просто потому что Ирэна Савельевна отказалась принести документы мужа.

Реклама

О лагере женщина вспоминает неохотно, разве что - как умудрялась еще и шутить в тех условиях. 

Ирэна Вербловская, жертва политических репрессий: «Это была пытка светом, потому что никогда электричество не гасло. Первое, что я сказала – «не гасите, пожалуйста, свет», что их очень всех позабавило». 

Это центр «Возвращенные имена» в здании Российской национальной библиотеки. Здесь работают с документами тех, кто был репрессирован. Главная задача - восстановить имена всех расстрелянных в те годы. 

Анатолий Разумов, руководитель центра «Возвращенные имена»: «Считается, что расстрелы имели законный порядок. Надо было оформить дело на каждого человека, надо было приговорить его к расстрелу, но это только слова. На самом деле ни суда не было, ни казни – даже нельзя это назвать казнью. Людей расстреливали по спискам».

Родственников уверяли - провинившиеся в лагере все живы. Но возвращались оттуда единицы. Без суда и следствия людей отправляли в ссылку за «измену родине», «антисоветскую агитацию», «терроризм». 

Анатолий Разумов, руководитель центра «Возвращенные имена»: «Вот они друг друга спрашивали: «Ты за что сидишь?», «А не за что». А для власти, смысл режима которой был страх и ложь, это было все за что». 

Ирэна Вербловская отсидела пять лет. В Ленинград возвращаться ей было нельзя, поэтому уехала в Тверь. И только спустя несколько лет смогла вернуться в родной город. Ей опять повезло - нашла работу, стала экскурсоводом. 

Ирэна Вербловская, жертва политических репрессий: «Я стала значительно смелее, чем была раньше. Если бы эта история стала уроком для других, было бы замечательно». 

Но рассказывать об истории она не хочет даже собственной внучке. Поэтому в семье есть легенда об ограблении банка. Говорит, так проще.

Реклама

Обсуждение