Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 14:15
  • -2°
  • доллар 58,89
  • евро 69,42

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Борис Эйфман: Академию балета мы построили не для Эйфмана, а для Петербурга

2506
1
Поделиться:

На этой неделе закончились все работы по реализации проекта, который можно отнести к категории «имиджевых». То есть тех проектов, которые и формируют такое понятие как современный Петербург. Речь идет об академии танца им. Бориса Эйфмана. Юрий Зинчук спросил у балетмейстера Бориса Эйфмана, как проходила реализация проекта и почему открытие академии так важно лично для него.

Юрий Зинчук, журналист: «Спасибо, что согласились дать нам интервью. И я приехал к вам не как к одному из выдающихся балетмейстеров, а как к академику. Так что, хвастайтесь, показывайте».

Борис Эйфман, балетмейстер: «Хотел бы обратить ваше внимание на первый вид, который нас встречает. Потрясающая вертикаль, которая открывает перспективу».

Юрий Зинчук, журналист: «Как лестница в небо!».

Борис Эйфман, балетмейстер: «Здесь есть стимул движения вверх».

Юрий Зинчук, журналист: «Как к вам попасть? Что для этого нужно сделать?».

Борис Эйфман, балетмейстер: «Нужно привести ребенка в приемную комиссию и показать его нам. Это единственная академия, где будет конкурс детей, а не родителей. Я получаю массу звонков даже от моих друзей, которые надеются, что они смогут лоббировать поступление своих детей. Мой ответ такой – если ребенок талантливый, я буду сам умолять родителей, чтобы они отдали ребенка к нам в школу. Наверное, это единственная академия в мире, которая будет учить детей на полном пансионе, требуя от них только одного, чтобы они учились. Мы открываем двери и приглашаем детей из многодетных, из малообеспеченных семей, детей, которые нуждаются в нашей поддержке. Анна Павлова, дочь прачки, не знающая своего отца, беднейшая семья. Вацлав Нижинский тоже из беднейшей семьи. Государство российское дало им образование, набор необходимых знаний, и появился Нижинский, Павлова – которые прославили Россию. И я хочу эти традиции возродить».

Борис Эйфман, балетмейстер: «Вот это очень интересное место. Это наш атриум, так называемый. Это место для встречи детей друг с другом, для встреч с интересными людьми. Вот на этих ступеньках они смогут сидеть. Это место их свободного времени. Здесь они смогут смотреть какие-то фильмы, материалы, которые будут им полезны для развития.

Вот это общежитие. Все 4 этажа общежития. Вот комнаты. Это для маленьких на троих. А для среднего возраста уже на двоих. У каждого свой стол, своя кровать, есть гардероб. В балетных школах Петербурга и Москвы нет общежития, в которых есть свои туалетные комнаты, своя душевая. Мне кажется, что здесь замечательно. Я сейчас был балетной школе Парижа, поверьте мне, там гораздо хуже условия общежития, чем у нас.

Это такая детская атмосфера, которая создает праздник. Детям постоянно нужна поддержка хорошего настроения». 

Юрий Зинчук, журналист: «В Вагановку отбирают как в спортивную школу по физическим данным. А вот у вас какие критерии отбора?».

Борис Эйфман, балетмейстер: «Я думаю, что играет роль комплекс и внешних данных, и физических данных, и способность телом выразить эмоцию. Это очень важно. Какие бы педагоги здесь не работали, какие бы здесь прекрасные условия не были – без талантливого от Бога ребенка мы ничего не сможем сделать.

У нас 14 балетных залов. Но я вам  покажу мой любимый».

Юрий Зинчук, журналист: «Первое впечатление – светло!».

Борис Эйфман, балетмейстер: «Это сложный объектив, который будет фиксировать на видео весь учебный процесс. Если педагог хочет собрать детей и показать не только свой урок, но, например, то, что творится в балетной школе Парижа – то он может через Интернет выйти и показать детям урок парижской школы. Возможность общения со всем миром – это моя мечта. Когда мы построим еще дворец танца – это будет хореографический класс. Я всем внушаю, что мы строим театр не для Эйфмана, потому что эйфманы приходят и уходят, а театры остаются. Поэтому мы должны понимать, что мы строим для Петербурга, для нашей страны».

Юрий Зинчук, журналист: «Вы один из выдающихся художников современного балета. У вас, наверняка, масса предложений уехать в Америку, в Европу. Вы остаетесь здесь. Почему?».

Борис Эйфман, балетмейстер: «Это сложный вопрос. Бог дал мне очень много. И я перешагнул такой рубеж, когда нужно думать, что ты можешь отдать людям, отдай нашей стране. И это проект – мой дар и я очень доволен, что я дожил до того времени, когда я могу видеть дело рук своих и видеть воплощение моих идей. Это очень важно».

Обсуждение

Какой позор для журналиста не знать имя Нижинского, а фамилию писать с ошибкой!!!! Что касается открытия Академии Танца, это прекрасно. Жаль только, что там не нашлось место для Канон-Данс.