Cмотреть прямой эфир Сейчас в эфире:
  • 22:03
  • +14°
  • доллар 67,75
  • евро 79,17

Расскажите всем, что случилось

Пожалуйста, указывайте дату, время и место события, излагайте объективные факты. Вы можете приложить к тексту видео, фотографию или документ. Если вы хотите прислать чужое видео или фото — не забудьте указать ссылку на источник. Мы будем признательны, если вы укажете достоверную контактную информацию, чтобы мы могли связаться с вами и уточнить детали.

Приложите файл

Отправляя этот материал, вы соглашаетесь на передачу всех интеллектуальных прав согласно условиям.

Спецреп: Где ученым взять деньги на мединновации?

1240
Поделиться:

В этой игле жизнь. И не какого-нибудь мифического Кощея бессмертного, а многих онкобольных. Петербургский профессор Георгий Прохоров разработал крио-зонд, который с помощью жидкого азота замораживает и тем самым разрушает опухоли.

Реклама

Собственно, крио-операции не новы. Вот так лечат рак простаты заграницей. Замораживают и размораживают орган. Но разница между теми зондами, что сейчас использует российская медицина и иглой Прохорова, как между топором и скальпелем. Внутри у нее 7 различных трубок.

На этот завод Прохоров пришел 2 года назад. Уже почти отчаялся найти в Петербурге умельцев, которые возьмутся за такую ювелирную работу.

Александр Бережной, корреспондент: «На этом станке делают микротрубки. Протягивают через вот такие детали. Возможно, это не выглядит красиво, как в научно-популярных фильмах «БиБиСи», но именно так создают самую современную медицинскую технику».

На трубках с толщиной стенок 50 микрон разглядеть мелкий изъян невозможно. А утечку азота допустить нельзя. 

Марксен Ларин, зав. лаборатории вакуумной и крио-техники Политехнического университета: «Пока освоил лазерную пайку, было много течей. А потом только 10% брака».

Каждый, кто втянулся в проект, тратит не только время и усилия, но и свои деньги. Прохоров не купил себе машину, директор завода Гасанов не расширил производство, другие тоже нашли от чего отказаться. Эта экспериментальная игла стоила им 8 миллионов рублей. Кто же даст деньги на дальнейшую работу? Прохоров приступил к поискам.

На создание и регистрацию этого препарата лучшие умы институтов Онкологии и Высокомолекулярных соединений потратили 30 лет. «Поглюкар» борется с опухолями мочевого пузыря. После операций они часто возникают снова и опять приводят пациента под нож хирурга. Лекарство блокирует рост новообразований. А может быть и профилактикой.

Опухоль мочевого пузыря - это проблема, которая по данным НИИ Онкологии, только в Северо-Западном регионе касается десятков тысяч людей. Препарат зарегистрировали в 2000 году. Большой интерес к нему проявила китайская компания, но она хотели почти задаром получить все права. Есть пилотная партия «Поглюкара» - полтонны. Ее давным-давно сделали на петербургском заводе «Фармакон», который сразу после этого канул в лету по примеру всей отечественной фармацевтики.

Для того, чтобы наладить производство, нужны деньги. Авторы «Поглюкара» надеются на госзаказ.

Ждать госзаказа - это утопия, говорят чиновники. Все тендеры открытые, их нужно лишь отслеживать в интернете.

Захар Голант, зам. председателя КЭРППИТ Санкт-Петербурга: «Не надо ничего ждать. Нужно принимать участие в торгах. Не можешь сам - ищи партнера, который сможет».

Если разработчик будет пытаться продавать себя сам, скорее всего он это будет делать плохо, уверен чиновник. За рубежом функцию продвижения берут на себя институты, на базе которых создана разработка. В России как раз для этого появилось «Сколково». Чтобы предоставить ученым комплексную поддержку. И денежную, и менеджерскую.

У Прохорова такой кирпич уже есть. Но получит ли он деньги на производство, ученый пока не понимает.

Георгий Прохоров, профессор, председатель криохирургического общества Санкт-Петербурга: «Мы все делаем ради пациентов. Поэтому мы не стесняемся идти и просить».

Союз хорошей идеи и денег еще не гарантирует успеха, говорят именитые российские ученые. Есть главная проблема.

Жорес Алферов, академик РАН, лауреат Нобелевской премии: «Невостребованность научных результатов экономикой и обществом. «Сколково» должно решить эту проблему».

Из той команды, что в 70-х начинала создавать «Поглюкар», остались только 3 человека. Идейный вдохновитель профессор Геннадий Плисс продолжает заниматься научной работой. Сил для поиска инвестиций нет.

Геннадий Плисс, профессор НИИ онкологии: «Я сейчас говорю - бросайте заниматься синтезом препаратов - это дохлый номер».

Самое интересное в том, что аналогов «Поглюкара» нет во всем мире. То есть проблема рецидива опухолей мочевого пузыря не решена. Казалось бы - это золотое дно для предпринимателей.

Геннадий Плисс, профессор НИИ онкологии: «Все миллиардеры люди коммерческие. Они хотят вложить деньги и через три года получить большой профит. А так с противоопухолевыми препаратами не получается».

У Прохорова энтузиазма хоть отбавляй. Он знает, что его игла взбудоражит мозг многим. В буквальном смысле. Нейрохирурги давно пользуются крио-зондами. Лечат эпилепсию, болезнь Паркинсона и многое другое.

Игла Прохорова - следующий шаг в развитии зондов. И не только потому, что она тоньше. В НИИ мозга ее ждут. Но только с одним условием - игла должна быть идеальной.

Законы рынка касаются и науки, напоминают чиновники. Никто не вложит 100 рублей, пока не будет знать, что получит обратно тысячу. Российский предприниматель рискует меньше, если купит аналогичный продукт в Америке, Европе или Японии. Он легко его перепродаст. А веры в то, что в Отечестве могут создать что-то приличное, у потребителей нет, считает Захар Голант.

Захар Голант, зам. председателя КЭРППИТ Санкт-Петербурга: «Российские разработчики сталкиваются с тем, что даже если они прошли весь путь, им не продать. Любой заграничный аналог воспринимается врачебным сообществом лучше».

Государство тоже не хочет рисковать и вкладывает деньги преимущественно в импортные лекарства и технологии. До 95 % всех средств.

Захар Голант, зам. председателя КЭРППИТ Санкт-Петербурга: «Главная проблема, которую никто не скрывает, в том, что основная часть затраченных средств не привела к появлению нового продукта».

В последние годы господдержку можно получить только на условиях софинансирования - 50 на 50. Так что искать партнеров все равно придется. И доказывать им, что вложения окупятся.

Георгий Прохоров, профессор, председатель криохирургического общества Санкт-Петербурга: «Мы окупимся не только материально, но и социально. Поэтому, даже если не получим денег, все равно это сделаем. Но хочется при жизни».

Медицина тот же бизнес. Причем, один из самых прибыльных. Нужно делать дешево и продавать дорого. Бескорыстным ученым старшего поколения в эту систему вникнуть сложно. Авторы «Поглюкара» уже ничего не предпринимают. Прохоров продолжает биться за иглу, в которой заключена чья-то жизнь.

Корреспондент: Александр Бережной

Оператор: Олег Белоконь, Алексей Кривощеков, Михаил Кацман, Дмитрий Воронков

Реклама

Обсуждение